Архив содержит различные материалы по экологическому движению России и другим социально-экологическим проблемам, собранные О. Н. Яницким и его коллегами в 1985-2012 гг. Основной массив архива составляют глубинные полу-структурированные интервью, данные экоактивистами, экспертами и представителями власти. Архив снабжён библиографией публикаций автора на русском и иностранных языках.


Экологический архив О. Н. Яницкого. //[Электронный ресурс] .- Институт социологии РАН, Яницкий О. Н. // Официальный сайт ИС РАН – 2014. - 3233 cтраниц .- URL: http://www.isras.ru/ publ.html?id=2983

ISBN 978-5-89697-234-1



2001 год

С.1500-С.1508.

Интервью с Ольгой Дмитриевной Цепиловой, экоактивистом, политиком (октябрь 2001 г.)



Олег Яницкий: Давайте начнём с нескольких общих вопросов, касающихся перестройки и реформ, а потом перейдём непосредственно к реакции движения на них.

Какие события за прошедшие 15 лет вы считаете критически важными, то есть в наибольшей степени повлиявшими на динамику российского общества? Вы вольны назвать абсолютно любые события, как экологические, так и далекие от экологии, как российские, так и международные.

Ольга Цепилова: (1) Политико-социально-экономические реформы конца 1980-х гг., (2) Чернобыльская катастрофа, (3) распад СССР, (4) попытки интеграции России в мировое сообщество, (5) события 11 сентября 2001 г.

ОЯ: Хотелось бы понять, почему вы назвали именно эти события? Что они изменили в российском обществе в целом?

ОЦ:

(1) Уже самые первые перемены в социально-экономической и политической сферах российского общества дали мощный импульс развитию общественных инициатив и положили начало созданию гражданского общества в России. Начало демократизации общества. Одновременно – разрушение промышленного и интеллектуального потенциала страны, утрата социальных гарантий, криминализация общества, потеря международного авторитета.

(2) Чернобыльская катастрофа окончательно подтвердила тезис о едином мировом экологическом пространстве и о беззащитности всего мирового сообщества от экологических катастроф. С политической точки зрения, это событие, на мой взгляд, резко изменило позицию Горбачёва в сторону необходимости резких перемен в обществе и в серьёзном диалоге с Западом.

(3) В целом, событие имело крайне негативное значение для России. Оно повлекло за собой негативные явления, указанные в первом пункте, национализм и военные конфликты. Возможно, другой сценарий подобного события мог иметь бы и менее драматичные последствия.

(4) Позитивное явление в жизни российского общества. Появилась возможность международных научных, культурных и т. п. контактов.

(5) Для России также как и для всего мирового сообщества начало но вой жизни в реальности новых повышенных рисков, связанных с терроризмом.

ОН: А теперь – вопрос о связи зелёного движения и названных вами событий. Какие именно из них повлияли на жизнь движения? Если можно, постарайтесь, оценить воздействие на движение каждого из названных вами событий.

1) Именно перемены конца 80-х дали мощный импульс развитию об щественных движений и в первую очередь эколого-культурного направления. Приблизительно в течение 5 лет (с 1986 по 1991 гг.) экологические движения достигли наивысших результатов (как это было, например, в г. Кириши Ленинградской области).

2) Чернобыльская катастрофа оказала мощное влияние и на возникно вение движение и в дальнейшем на консолидацию, по крайней мере, некоторой части зелёных. Кроме того, она предопределила и усилила существование особой части зелёного движения – движения за ядерную безопасность.

3) Распад государства на экологическое движение имел менее негативное влияние нежели на другие сферы общественной жизни. Как правило, зелёные различных независимых государств бывшего Союза в той или иной мере сотрудничали.

4) Международные контакты для экологического движения имели двоякое значение. В основном, это было чрезвычайно полезное сотрудничество и действенная помощь Запада. С другой стороны, западные блага вовлекли в движение значительное количество людей без проэкологических ориентаций, с коньюктурно-карьерными целями.

5) Безусловно, эти события повлияют на движение в будущем. Возможна новая волна движения. Угроза химического и бактериологического терроризма должна сформировать некое устойчивое противостояние общественности этим рискам.

(Комментарий О. Ц., 2013 г.: Что касается экологического движе ния, то здесь наиболее сильным является влияние, сформулированное в пп. 1 и 2.)

ОЯ: Какова была реакция движения именно на распад СССР в 1991 г.? Какие-то важные детали?

ОЦ: Насколько помню, зелёные приветствовали распад. Экологические движения республик довольно тесно смыкались с национальными.

ОЯ: Но ведь ещё до распада СССР был ряд политических катастроф: Сумгаит, Баку, Тбилиси, Вильнюс. Наконец, ясно было, что отделение Прибалтийских республик – это вопрос времени. Эти события как-то повлияли на российское экологическое движение?

ОЦ:Думаю, ускорили возникновение движения и в дальнейшем уси лили его.

ОЯ: Меня особенно интересует августовский путч 1991 г. Известно, что в защите Белого Дома участвовали многие российские зелёные. Но повлиял ли этот политический кризис на само движение?

ОЦ: Безусловно, да. В движении после путча наблюдался короткий период консолидации. Первое время даже казалось, что возможно объединение всех зелёных сил под демократическими знаменами. Но эйфория довольно быстро прошла.

ОЯ: А политический кризис 1993 г. и последовавший за ним танковый расстрел Парламента 3-4октября? Каков был резонанс движения?

ОЦ: На мой взгляд, постыдно индифферентный.

ОЯ: Какова была в массе реакция зелёных организаций на дефолт августа 1998 г.?

ОЦ: Такая же, как у обычных обывателей. Организации, потерявшие деньги, негодовали. Но серьёзных объединенных акций движения против дефолта не припоминаю.

ОН: И, наконец, политические перемены 2000–2001 гг. То есть укрепление властной вертикали, ослабление позиций экологов в Госдуме, новый закон о партиях, который фактически исключает зелёных из политической игры. Как Вы оценили бы влияние этих событий на российских зелёных?

ОЯ:Ослабили уже слабых и исключили практически не вовлечённых. Нужно начинать заново.

ОН: Второй круг вопросов уже касается реакции движения на опасно сти и риски непосредственно. Давайте, снова вернемся к началу перестройки. Вот десять событий, которые наиболее часто именуются критическими:

(1) Строительство ЦБК на Байкале.

ОЦ: Полное пренебрежение советской системы к экологическим фактором в развитии общества, приоритет политико-экономических целей.

Для движения очень важное значение. Пожалуй, это и есть начало движения советской поры.

(2) Проект поворота рек.

ОЦ: Экологический авантюризм в государственном масштабе. Экологические инициативы в этой сфере были также значимы.

(3) Чернобыль.

ОЦ: Экологическая катастрофа мирового масштаба, обусловленная недооценкой экологических рисков в планировании и развитии этого проекта. Для развития и объединения экологического движения событие имело огромное значение.

(4) Проблема химического разоружения.

ОЦ: Сложная экологическая проблема, которая очень плохо решается и создаст серьёзные проблемы на многие десятилетия. Мне кажется, зелёные не слишком активно занимаются этой проблемой.

(5) Развитие ядерной энергетики в России.

ОЦ: Развитие желательно прекратить. Уже имеющийся арсенал эксплуатировать в условиях особого режима и постепенно переходить на альтернативные источники. Движение существует, но в какой-то латентной форме.

(Комментарий О. Ц., 2013 г.: В настоящий период – опасный этап нового «ядерного романтизма». Дорожная карта по развитию АЭС. Не решённые ядерные проблемы. Разрастание ядерных свалок. Коррупция внутри ядерного ведомства, особенно опасная из-за повышенных экологических рисков указанной отрасли.)

(6) Переход движения на источники западного финансирования.

ОЦ: Очень плохо. Зависимое положение. Но также как в науке и мно гих других областях, это единственная возможность хоть что-то делать.

(Комментарий О. Ц., 2013 г.: Печально, что за все эти годы в России не создана система эффективной грантовой поддержки экологических инициатив.)

(7) Распад движения на ряд неправительственных экологических организаций (НПО).

ОЦ: Негативное явление, но предопределённое историей развития движения и современным состоянием общества. (Комментарий О. Ц., 2013 г.: В последующие годы было множество попыток интеграции и взаимодействия. Некоторые небезуспешные.)

(8) Ликвидация Госкомэкологии и Госкомлеса.

ОЦ: Крайне негативное, волюнтаристское решение в духе советских времен. Крайне затрудняет конкретные направления деятельности зелёного движения.

(9) Принятие закона о ввозе в Россию ОЯТ.

ОЦ: На эмоциональном уровне отношение негативное, но читала довольно много материалов, что закон позволит решить проблему захоронения старых отходов. Хотела провести исследование на эту тему, заявила грант в фонде Макартуров, но, естественно, шансов мало. (Комментарий

О. Ц., 2013 г.: По прошествии нескольких лет отношение сугубо негатив ное. Проблем не решили. А в коррумпированном государстве это только лишь сверх-выгодный бизнес, резко ухудшающий экологическую ситуацию в России.)

(10) Разработка «Экологической доктрины России».

ОЦ: Выглядит основательно. Но, есть серьёзные сомнения, будет ли это «работать»? А главное, будет ли это «работать» на уровне неправи тельственных организаций? (Комментарий О. Ц., 2013 г.: Не заработало.)

ОЯ: Мне кажется, что российские зелёные сегодня буквально зажаты между молотом и наковальней. С одной стороны, западная цивилизация бросает вызов современной России. С другой, – это вызов нашей нищеты, депопуляции, всепроникающего загрязнения, войн и эпидемий. Как движение должно бы ответить на этот двойной вызов?

ОЯ: Как раз движение может смягчить ситуацию. С одной стороны,

нужно активно включаться в решение внутренних проблем, не ограничи ваясь сугубо природоохранными, а как раз воспринимая экологическую проблему широко, во всем перечне названных Вами проблем. С другой стороны, не воспринимать реальный вызов западной цивилизации России как таковой. Исторический момент способствует смягчению этого второго вызова. Без России с учётом осложнившейся международной ситуации «повестку 21» не решить. Я не хотел бы навязывать вам свою точку зрения. Может быть, у Вас есть своё понимание «вызова» движению?

ОЦ: Затрудняюсь ответить.

ОЯ: Можете ли Вы назвать событие, которое потребовало именно от вашей организации каких-то прямо таки невероятных усилий? Как, какими средствами вам удалось совладать с ситуацией?

ОЦ: Вопрос не в моей компетенции.

ОЯ: Как Вы полагаете, были ли за прошедшие 15 лет ситуации, угрожавшие существованию движения как такового? Что или кто именно ему угрожал?

ОЦ: Кроме возможности удачного путча серьёзных ситуаций я не вижу. Основная угроза – внутренние разногласия в самом движении. (Ком ментарий О. Ц., 2013 г.: В настоящее время – крайне негативное отношение власти к экологическим НКО. Бесконечные проверки. Провокации. Закон об «иностранных агентах».)

ОЯ: Есть активисты, которые придерживаются той точки зрения, что длительное благополучие вредит движению, превращая его в конторы для выбивания зарубежных грантов. Согласны ли вы с этим?

ОЦ: Отчасти, да. Но, что иметь в виду под неблагополучием? Новый Чернобыль? Тогда лучше, как есть.

ОЯ: Сейчас, в связи с разработкой «Экологической доктрины» зелё ные снова мобилизовались. Было ли публичное обсуждение проекта «Доктрины» в вашей организации? Какие вопросы оказались наиболее спорными?

ОЦ: Участвовала в одном из обсуждений. Осталась недовольна. Каждый о своем, очень частном печется. Серьёзные вопросы не рассматривались.

ОЯ: Движение долгое время дистанцировалось от других общественных движений. Сегодня его связь с правозащитниками очевидна. Что по будило их к такому сотрудничеству?

ОЦ: В первую очередь, вероятно, общность гуманистических целей.

Во-вторых, думаю, чисто организационные моменты: личные связи, существующие политические альянсы, коалиции и т. п.

ОЯ: Приведите, пожалуйста, пример, когда ответ вашей организации на вызов государства был наиболее конструктивным. Когда вместо конфронтации удавалось (путем переговоров, лоббирования или другим способом) разрешить проблему.

ОЦ: Вопрос не в моей компетенции.

ОЯ: С какой стороны исходили наиболее серьёзные вызовы для вашей организации? От чиновников? Армии? Бизнеса? Местного населения?

ОЦ: Вопрос не в моей компетенции.

ОЯ: Вот я все спрашиваю о реакции движения на риски. А бывали ли ситуации, когда элита движения действовала на опережение, пытаясь «вычислить» риск и по мере сил предотвратить его? Приведите пример, пожалуйста.

ОЦ: Возможно, попытка экологического референдума 2001 г., когда пытались предотвратить решение негативных для движения событий.

ОЯ: Грядёт феномен 2003 г., когда в одной точке сойдутся три риска – экономический (долги), технологический (износ) и демографический. Есть ли какая-то опережающая реакция лидеров движения на этот грядущий кризис?

ОЦ: Думаю, что современное состояние движения не даёт оснований для столь оптимистических надежд.

ОЯ: Всякий опережающий ответ требует систематических усилий (идеологов, экспертов, разработчиков). Однако пока на публичной сцене видны одни и те же лица – С. Забелин, Л. Фёдоров, Е. Шварц, А. Яблоков и немногие другие. Есть ли вообще у движения какой-то постоянный международный «мозговой центр»?

ОЦ:Я такого центра не вижу.

ОЯ: Как бы Вы определили позицию вашей организации по отношению к государственной экологической политике сегодня?

ОЦ: Вопрос не в моей компетенции.

ОЯ: Перейдём к третьей и последней части наших вопросов.Пока получается так, что движение всякий раз отвечало на «вызовы» извне. А были ли «вызовы», идущие изнутри, от конфликтов между группами движения или его членами? Пожалуйста, расскажите о них поподробнее, это очень важно.

(Комментарий О. Ц., 2013 г.: Питерское движения, с начала основания (1986 г.), находилось в жёсткой борьбе между отдельными группами и внутри групп. В первые годы это были группы, с одной стороны, вокруг «Дельты» (Петр Кожевников), а с другой, выросшие из недр старой партийной системы (Ленинградская Зелёная партия и примыкавшие к ней группы). Плюс к этому одиозные личности типа Юрия Шевчука. В общем, взаимные обвинения и бесконечные перебранки были постоянными. Перемирия крайне редки и кратковременны. Вот почему, я,по-прежнему, считаю, что эффективными были лишь те группы, которые занимались реальной проблемой, а не защитой окружающей среды, как таковой. Киришское движение, в частности. В последствии, питерские группы, занявшиеся экологическим образованием.)

ОЯ: Между какими группами (организациями) движения противоречия возникали наиболее часто?

ОЦ: Ответ уже есть в предыдущем вопросе.

ОЯ: Существует мнение, что чаще всего «Хранители радуги» были возмутителями спокойствия внутри движения? Согласны ли вы с такой точкой зрения?

ОЦ: Я полагаю, что такие возмутители спокойствия в движении должны быть. Это как раз нормальный выброс адреналина в движение.

ОЯ: Был ли конфликты в движении, которые тлели годами, но так и не вышли наружу?

ОЦ: Вероятно, да. Это всегда существует. Но в Санкт-Петербурге в основном все было очень публично.

ОЯ: Насколько внутренние конфликты способствуют развитию движения? Или его (сетевая) структура настолько гибка, что кризисы в отдельных организациях не влияют на состояние движения в целом?

ОЦ: Могут способствовать, или, по меньшей мере, не вредить только в сильном движении, каковым российское не является.

ОЯ: Ну и, наконец, самое главное. Считаете ли вы лично необходимым, чтобы российские зелёные определили свою позицию по отношению к событиям 11 сентября?

ОЦ: Да, разумеется. Я уже говорила об этом выше.

ОЯ: Последний вопрос. Лидеры движения уже немолоды. В каком направлении, по-вашему, повлияет смена поколений на характер движения?

ОЦ: Надеюсь, что оно станет более современным, более мобильным, более результативным, более гибким.

ОЯ: В заключение скажите, пожалуйста, несколько слов о себе. С какого года вы участвуете в движении? В какой из его организаций вы сегодня работаете?

Родилась в 1958 г. Я кандидат социологических наук, старший научный сотрудник сектора социально-культурных изменений, руководитель научно-исследовательской группы социальной экологии, Социологический институт РАН, Санкт-Петербург; член Российского общества социологов и Санкт-Петербургской ассоциации социологов; заместитель председателя фракции «Зеленая Россия» в российской объединённой демократической партии «ЯБЛОКО»; по версии журнала «Time»в октябре 2007 г. вошла в список «Мировые герои в борьбе за охрану окружающей среды». Автор более 60 публикаций, участник всероссийских и международных конференций. Научные интересы связаны с проблемами развития экологических движений в России и бывших республиках Советского Союза, формированием и развитием экологической политики в России, природоохранными конфликтами в новой инвестиционной политике, общественным участием в сохранении экосистем, экологической безопасностью России и социально экологическим контекстом развития ядерных городов России.




Экологический архив О. Н. Яницкого. //[Электронный ресурс] .- Институт социологии РАН, Яницкий О. Н. // Официальный сайт ИС РАН – 2014. - 3233 cтраниц .- URL: http://www.isras.ru/ publ.html?id=2983

ISBN 978-5-89697-234-1







При использовании любого материала с данного веб-сайта ссылка на http://www.kirishi-eco.ru обязательна.


Комментарии

comments powered by Disqus