Периодическое издание: Советский Союз
Страна: СССР
Тематика: Общественно-политическое издание
Регистрационная информация:
Главный редактор: Н.М. Грибачев
Периодичность: Ежемесячник
Тираж: В 100 странах, на 21 языке
Количество полос: 58
Формат:


Долот, Э. Остановили.Ищите выход.[Текст] :// Советский союз.– 1987.– декабрь (№ 12).- С. 48-51.


ОСТАНОВИЛИ. ИЩИТЕ ВЫХОД


Тысячи лет человек использовал природу — настало время ее и охранять. Чем более развитым в индустриальном отношении становится общество, тем острее экологические проблемы. Мы в полной мере осознаем эту остроту. За последние годы Верховный Совет СССР принял ряд природоохранных законов. О необходимости беречь природу говорит Конституция СССР. На борьбу с загрязнением окружающей среды государство за последние десять лет израсходовало 60 миллиардов рублей.

Решительно ставит вопросы экологии общественность. Выдвинутые ею предложения отражены в постановлениях ЦК КПСС и Совета Министров СССР по улучшению экологического состояния таких природных объектов, как озеро Байкал, Ладожское озеро, и других.

История, которую мы расскажем, произошла в городе Кириши, на берегу впадающей в Ладогу реки Волхов, в сотне километров от Ленинграда.

Не просто разобраться в водовороте страстей, охвативших 60-тысячный город, в котором сейчас разве лишь младенцы сохраняют относительное спокойствие. События, о которых пойдет речь, весьма примечательны, ибо в них явственно отразилось время. Радикальные перемены в экономике и сознании. Отмирание стереотипов.

ЭХО МИНУВШЕГО ВОСТОРГА.

Кириши — город молодой. Еще четверть века назад здесь был скромный поселок. Но началось большое строительство, съехались юные энтузиасты. Буквально за несколько лет был создан энергопромышленный комплекс: нефтеперерабатывающий завод и мощная тепловая электростанция (ГРЭС). Неподалеку выросли жилые кварталы— нарядные, симпатичные... Открылась и перспектива дальнейшего развития. Одним из продуктов нефтепереработки является глицерин, а на глицерине можно вскармливать дрожжевой грибок, который превращается в белково-витаминный концентрат— ценную добавку к рациону мясного скота. Биотехнология, многообещающее детище научно-технической революции,-знамение времени... И в Киришах начинают строить самый на ту пору крупный в стране биохимический завод (БХЗ).

Реклама была, прямо скажем, не без излишеств. Красочные плакаты, проспекты, буклеты, альбомы, репортажи в прессе. В рекламной книжке «Здравствуй, город Кириши!» читаем, что с вводом в этом городе биохимического завода «здесь появится самый удивительный, самый неповторимый, самый вкусный на земле запах— запах свежевыпеченного хлеба». Издателям не пришло в голову соображение: насколько нормальна постоянная «жизнь в пекарне»? Есть ли чему радоваться?

Прогноз оказался ложным, никакого «хлебного аромата» город не ощутил. Но возник другой, более серьезный повод для беспокойства.

В 1975 году, через несколько месяцев после пуска биохимического завода, главный врач Киришской больницы Валерий Есиновский, анализируя статистику, обнаружил, что количество заболеваний бронхиальной астмой увеличилось в двадцать раз. Ясно, подобного рода скачок не может быть случайностью. Главный врач направил соответствующую информацию медицинскому начальству, известил руководителей области.

Увы, тревожный сигнал медиков не был своевременно услышан. Во всех инстанциях его заглушали победные реляции по поводу биотехнологии вообще и пуска Киришского БХЗ в частности. Как ни странно, отзвук их слышится и сейчас, двенадцать лет спустя, в совершенно, казалось бы, новой ситуации.

Александр ЩЕКАТУРНОВ, биолог, начальник производства биовитаминного концентрата на БХЗ:

— Завод остановлен, терпим убытки. А сказать вам по правде, нет у меня особого доверия к сведениям, будто из-за нашей продукции в городе чуть ли не массовая аллергия. Больше похоже на массовый психоз. И ведь кто-то его раздувает, разжигает...

Вера СМИРНОВА, старший инженер заводского отдела охраны окружающей среды:

— По экологическому счету мы — гораздо более чистое предприятие, чем ГРЭС или нефтеперерабатывающий завод. Мы выбрасывали в воздух, если сравнить по весу, лишь два-три процента от того, что продолжают выбрасывать они. Спрашивается: почему же их не закрывают? Почему все претензии только к нам?

Анатолий КАПРАНОВ, Юрий КОРСАК, Анатолий ЛУЗИНОВ, Галина МУДРЕНОВА, Валентина ЧУБАРОВА, рабочие БХЗ:

— Еще совсем недавно наш завод был гордостью города. А теперь приходится слышать, что он враг города. Как это понять? Все же попытаемся понять.

ИСПОЛНИТЕЛЬ ПОЖИМАЕТ ПЛЕЧАМИ.

Есть Государственный комитет по гидрометеорологии и контролю природной среды (Госкомгидромет), которому вменено в обязанность повсеместно и повседневно контролировать состояние воды и воздуха, не допускать загрязнения окружающей среды. Госкомгидромет имеет свои инспекции в каждом городе и районе, и власть этих инспекций настолько велика, что они вправе при возникновении опасных ситуаций требовать остановки любого промышленного предприятия.

Есть Государственная санитарная инспекция Министерства здравоохранения с разветвленной сетью областных, городских и районных саки-тарно-эпидемиологических станций (СЭС), которые повседневно и повсеместно следят за соблюдением сани-тарно-гигиенических норм. При нарушении этих норм главный врач местной СЭС имеет право оштрафовать нарушителя и остановить любое действующее оборудование— наложить запретительную пломбу. Причем самовольный срыв пломбы влечет наказание в административном и даже уголовном порядке.

Так вот, в Киришах тоже в наличии все эти службы. И, конечно, их компетентным сотрудникам было известно, что биохимический завод систематически выбрасывает в атмосферу белковую пыль. Что предпринималось? Ничего. Ибо это считалось допустимым. По действовавшим санитар-но-гигиеническим нормам белковая пыль значилась как инертная, то есть практически безвредная.

Когда врач Есиновский начал бить тревогу, в Кириши прибыла комиссия. Авторитетные специалисты, ознакомившись с положением дел, пожимали плечами: «Все нормально, все в пределах...» Но люди болеют! Налицо вспышка аллергических реакций. «Да, вспышка есть. Но кто знает, по какой причине?»

В самом деле, если наука считает белковую пыль инертной, какие могут быть основания видеть в ней источник болезней? Между тем времена, как и мнения, меняются. В 1985 году наука признала белковую пыль аллергеном второго класса опасности.

Обозначим, кто есть кто и кто за что. Позицию главврача больницы В. Есиновского мы уже знаем. Столь же решительно настроен главврач санитарно-эпидемио-логической станции, он же государственный санитарный врач района Анатолий Пудяков. Какие только санкции не применял он к администрации БХЗ! Штрафовал директора, пломбировал оборудование и тем останавливал часть агрегатов— ничто не помогало. В конце концов дело дошло до прокуратуры.

Прокурор города Николай Кочнев вызвал к себе руководителей БХЗ и под расписку вручил им официальное предостережение. Текст документа таков: если завод и впредь посмеет нарушать предписания санитарной инспекции, то против директора и главного инженера будет возбуждено уголовное дело.

Итак, перед нами «запретительный» полюс. Ну, а кто на противоположном?

Константин ЗАНЬКО, директор БХЗ:

— Войдите в мое положение. Я обязан выполнять предписания санитарной инспекции, но я отвечаю и за выпуск продукции. Мне велят остановить производство, но что скажут заказчики? Как мы будем выглядеть перед министерством, если сорвем программу? Как будет чувствовать себя трехтысячный заводской коллектив, если лишится премиальных доплат?

ПРОТИВОРЕЧИЯ.

Никуда от них не денешься. По сложившейся традиции они до недавних пор разрешались административно: облеченные полномочиями лица взвешивали доводы сторон, производили на свет тот или иной компромисс, после чего информировали общественность. Или даже не информировали...

И вот — перестройка: возникают совершенно новые ситуации. Общественность более не хочет ждать, когда ее «проинформируют» о принятых решениях, она хочет сама участвовать в выработке этих решений.

Примерно год назад в Киришах образовалась «инициативная группа», как назвали ее сами участники, пожелавшая активно вмешаться в обсуждение экологических проблем. Полтора десятка энергичных граждан: инженеры, экономисты, студенты... Своим председателем они избрали почтальона Владимира Васильева, секретарем — медицинскую сестру Ольгу Хакимову.

Они начали грамотно, по-деловому: с освоения необходимой информации. Прочитали все, что сумели достать о биотехнологии, об экологических вопросах современного производства, об аллергических заболеваниях. Сделали выписки, составили тематические досье. А затем во всеоружии фактов и сведений стали обращаться в «инстанции». По правде сказать, сперва их не принимали всерьез. Но постепенно они приобретали в городе известность, вес, и тогда...

НОВЫЕ ВРЕМЕНА И СТАРЫЕ ПРИВЫЧКИ.

Острой и эмоциональной оказалась первая же наша беседа в горисполкоме.

— Что же это такое! — восклицала женщина, занимающая один из высоких постов в иерархии местной власти.— Какой-то почтальон вмешивается в вопросы нашей компетенции, пытается влиять на общественное мнение... Да кто ему дал право?

Любопытно было все это слушать. Устами темпераментной чиновницы говорил вчерашний день в жизни нашего общества. Кто дал право вмешиваться и влиять? Великая Октябрьская революция. Теоретически, из учебников, чиновница это, конечно же, знает, но очень уж ей все новое непривычно.

Кстати, Владимир Васильев не только почтальон. Он студент-заочник одного из ленинградских вузов, пятый курс, будущая специальность — «экология и охрана окружающей среды». Так что наша собеседница даже не смогла бы с ним предметно спорить, ибо разбирается в данной проблематике гораздо слабее, чем он.

МИТИНГ, ПЕТИЦИЯ, СНОВА МИТИНГ.

Весной городская газета «Киришский факел» опубликовала несколько корреспонденции о технологических изъянах на БХЗ, и это вызвало большое возбуждение. В редакцию газеты посыпались письма...

А в июне горожане собрались на митинг. На центральную площадь явилось ни много ни мало - 12 тысяч человек! К микрофону выстроилась очередь желающих выступить. Люди говорили о наболевшем. Общая мысль произнесенных речей такова: ни за какие новации нельзя расплачиваться челоческим здоровьем. Если биохимический завод не в состоянии обеспечить безвыбросную технологию, его надо закрыть.

Несколько джней спустя энтузиасты-добровольцы собирали по городу подписи под петицией в Центральный Комитет Коммунистической партии. Десять тысяч человек подписались под документом, начинашимся словами: "Мы, жители города Кириши и граждане своего Отечества, обращаемся к вам..."

Состоялось собрание городского партийно-хозяйственного актива, на котором присутствовали руководители области и министр медико-биологической, кстати в прошлом директор БХЗ, Валерий Алексеевич Быков. Он принял решение об остановке завода на реконструкцию и частичное перепрофилирование. «Мы создадим совершенно чистую технологию, ни одна молекула белка отныне не вылетит в воздух»,— обещал городу министр.

Прошло несколько месяцев. Завод стоит. Рабочие и инженеры трудятся над реконструкцией старых и монтажом новых очистных сооружений. Первые испытания показали: полной очистки все-таки нет. И нет системы автоматического контроля.

И группа Васильева, именуемая теперь шестой секцией городского отделения Общества охраны природы, пригласила горожан на новый митинг. На сей раз он был менее многолюдным — всего две тысячи участников,— но, право же, не менее значимым. Мы присутствовали на этом собрании. Слышали, как умно и конструктивно анализируют люди сложившуюся ситуацию. Видели, как дружно они голосуют за резолюцию, требующую самого жесткого экологического контроля.

Увы, «отцы города» на это собрание не пришли...

«А Я, КАК ВИДИТЕ, ЗДОРОВ!»

— этот аргумент мы слышали на БХЗ неоднократно, и, надо признать, он неотразим. Кто болен или по крайней мере чувствителен к аллергену (сенсибилизирован, как говорят врачи), тот здесь не задерживается, берет расчет. В конце концов это не чума, не грипп, не какая-нибудь там универсальная отрава. Заболевают сравнительно немногие.

К сожалению, городская газета слишком долго об этой проблеме помалкивала. Результат отсутствия информации, что называется, двусторонний: в городе— панические слухи, на заводе— простодушный оптимизм.

И впрямь трудно поверить, что на другом краю города кто-то зашелся в надрывном кашле от нескольких белковых пылинок, ежели сам ты ежедневно общаешься с миллиардами таких пылинок. И не хочется в это верить, поскольку тогда пришло бы ощущение вины, пусть даже невольной. Гораздо спокойнее умозаключить, что больные болеют потому, что больны, а медики норовят оправдать свою беспомощность ими же придуманным экологическим мифом.

Наша вторая беседа с председателем горсовета Анатолием Земляным объединяла в себе, по существу, оба направления. С одной стороны, уверяет нас председатель, сколько-нибудь серьезных причин для беспокойства нет и не было, но, с другой стороны, продолжает он с той же убежденностью, меры приняты, завод остановлен.

Под конец разговора интересуемся, подвержен ли аллергическим реакциям он сам, не болеет ли. «Как видите, здоров!»— звучит в ответ, звучит как окончательный довод в заочном споре с теми, кто склонен «нагнетать» и «драматизировать».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Недавно из Киришей поступило сообщение. Реконструкция в основном закончена. Выбросов белка больше быть не должно. Однако системы непрерывного автоматизированного контроля так-таки нет. Кто же может при таких обстоятельствах гарантировать экологическое благополучие?


Долот, Э. Остановили.Ищите выход.[Текст] :// Советский союз.– 1987.– декабрь (№ 12).- С. 48-51.

При использовании любого материала с данного веб-сайта ссылка на http://www.kirishi-eco.ru обязательна.


Комментарии

comments powered by Disqus