Периодическое издание: ЭКО

Страна: СССР, г. Новосибирск
Тематика: Экономика и организация промышленного производства

Регистрационная информация:Академия наук СССР, Ордена Ленина Сибирское Отделение
Главный редактор: А.Г. Гранберг

Периодичность: Ежемесячно
Тираж: 149 700 экз.

Количество полос:194
Формат: 84х108


Филиппов, П.С., Сомнительное благо и явное зло. //[Текст] .- журнал ЭКО.– 1988.–11 (173).- С. 122-139.



ЭКОЛОГИЯ И ЭКОНОМИКА



Миллионы гектаров плодородных земель, затопленных водохранилищами равнинных электростанций, гибель Аральского моря, отравленный хлопреном воздух Еревана, огромный ущерб из-за перекрытия Кара-Богаз-Гола, загрязнение Байкала сточными водами ЦБК... Сколько таких «тщательно обоснованных» и горячо защищаемых ведомствами проектов мы уже видели!


Читателям предлагается познакомиться с последствиями еще одного реализованного проекта попыткой ускорить развитие животноводства за счет производства кормового белка из жидких парафинов нефти. Впрочем, речь пойдет не столько о технико-экономических показателях и влиянии этого производства на здоровье людей и окружающую среду, сколько об интересах ведомственной бюрократии в реализации таких проектов, о социально-экономических условиях, порождающих беспринципность поддерживающих ее ученых. Всем нам пора задуматься: что неотложно надо изменить в общественных и производственных отношениях, полномочиях ведомств и местных Советов, чтобы избежать повторения таких трагедий? Какими реальными правами должна обладать общественность, выступающая за охрану природы, чтобы иметь возможность зажечь красный свет на пути подобных проектов?




СОМНИТЕЛЬНОЕ БЛАГО И ЯВНОЕ ЗЛО



П. С. ФИЛИППОВ, спец корр. «ЭКО»



Производство продуктов животноводства в нашей стране отстает от уровня, достигнутого в развитых странах. Так, в 1986 г. в СССР в расчете на душу населения в год приходилось 64 кг мяса в убойном весе, 365 л молока и молочных продуктов (в пересчете на молоко), в то время как в США соответственно — 116 кг и 272 л, в Венгрии— 161 кг и 259 л, во Франции — 198 кг и 637 л. Проигрываем мы и в продуктивности скота: в 1987 г. годовой удой от одной коровы в среднем у нас составил 2445 л, а в Венгрии—4771 л.


Добиться ускоренного развития животноводства нельзя, не устранив дефицита кормов, в частности, за счет снижения их удельного расхода на 1 кг привеса и 1 л молока при повышении питательной ценности. Последние годы надежды возлагались ка относительно новый вид кормового белка — кормозые дрожжи, получаемые на основе гидролизатов из целлюлозы, и белково-витаминный концентрат (БВК), вырабатываемый из жидких парафинов нефти. Утверждалось, что по питательным свойствам эти корма значительно превосходят злаковые.

Действительно, в них содержится 40—65 % белка, причем преимущественно в форме незаменимых аминокислот, которых недостаточно в зерновых кормах. Специалисты убеждали: добавив к зерновым кормам 6—15 % кормового микробного белка, можно получить сбалансированный, легко усвояемый корм. Снизится и общий расход кормов. Обещали: 0,5 кг этого белка, добавленные к основному корму, повысят надои от коровы на 3—3,5 л в сутки; вскормленные на нем месячные телята будут набирать ежедневно более 300 г веса; срок откорма свиней сократится на 20—30 дней; а их вес увеличится на 15—20 %; килограмм такого белка, добавленный в корм птице, обеспечит 30—40 дополнительных яиц в год 1.


Назывались и другие преимущества: производство БВК, в котором используется минеральное сырье, позволит вовлечь в решение продовольственной проблемы не связанные с сельским хозяйством ресурсы. Оно не зависит от климатических условий, может размещаться на непригодных для земледелия площадях. Кроме того, 1 т белка, содержащегося в БВК, обходится на 30 % дешевле белка рыбной муки.


Комплексные исследования биологической ценности и безвредности опытных партий БВК велись в конце 70-х годов в Институте питания АМН СССР на животных и на добровольцах, употреблявших в пищу мясо этих животных. Как утверждали специалисты, они дали положительные результаты2. В 1977—1980 гг. проводились государственные испытания уже промышленных партий кормовых дрожжей, в которых участвовало 20 научных учреждений и вузов, Выполнено более 100 опытов на большом поголовье скоте, птицах, рыбах, вроде бы подтвердивших ранее полученные результаты. Было официально признано, что БВК не обладает хронической и острой токсичностью, не вызывает злокачественных опухолей, рака крови, уродств у потомства и наследственных нарушений, не вредит развитию плода.


Минздрав и Минсельхоз разрешили применение БВК в рационах всех видов животных и птиц (по протеину не более 20 % для животных и 10—15 % для птиц). «Ни один продукт в мире не исследован


1 Та б а к о э Г. А. Киришское поле // Здравствуй, город Кириши.— Лениздат, 1977.

2 См., например: Ладан П. Е>, Белкина Н. П., Степанов В, И. Влияние ЕВК и дрожжевого шрота на рост и развитие свинзй.—- Микробиологический синтез,— 1966.— № 10.—С. 12,


столь скрупулезно с медико-биологических позиций, как дрожжи, выращенные на жидких парафинах,— писал микробиолог и биохимик, академик Г. К. Скрябин.— Применение нового вида кормовых дрожжей дает высокий народнохозяйственный эффект и гарантирует полную безвредность для человека продуктов животноводства, полученных с использованием этих дрожжей»3.


Но в те же годы при исследовании БВК были получены и иные результаты, опровергавшие официальную точку зрения. А. А. Колосова, Д. И. Кузнецов, Г, М. Семашкевич, Ф. Ю. Палфий и другие исследователи установили, что корма, содержащие БВК, замедляют рост свиней, вызывают изменения в железах внутренней секреции и крови, дистрофию надпочечников и скелетной мускулатуры4, У них нарушается фосфорный обмен5, в сале обнаружено повышенное содержание парафиновых углеводородов. В третьем поколении свиней наблюдается ухудшение воспроизводительных функций, малоплодие, нарушение половой цикличности, патологические изменения в яичниках8. Отмечены более высокое содержание холестерина и фосфори-дов в яйцах кур7, уменьшение выживаемости цыплят.


В первой половине 70-х годов советские медики установили вредное влияние БВК на рабочих, занятых его производством. А. А, Курмаева и Р. М. Хайруллина из Уфимского НИИ гигиены и профзаболеваний выявили профессиональные заболевания кожи у 34,7 % из 372 рабочих биохимических производств Уфимского опытно-промышленного завода БВК. Поверхностные кандидозы (вид грибкового заболевания) наиболее часто встречались у тех, кто имел тесный контакт с дрожжеподобными грибами-продуцентами или готовым продуктом. Причем положительная реакция к антигенам, приготовленным из дрожжеподобных микроорганизмов рода «Кандида», используемых в качестве технологической культуры, была обнаружена у 75 % рабочих8.


К. И. Кальченко и Р. Колло из Ангарского НИИ гигиены труда и профзаболеваний установили, что у рабочих заводов по производ-



3 Биотехнология, Сб. статей под ред. А, А. Баева,— М.: Науке, 1984.

4Колосова А. А,, Горюн Г. Г., Семашкевич Г. М. Влияние SBK на некоторые железы внутренней секреции с ел ьскохозяйс таенных животных и птицы,— Микробиологический синтез.— 1966.— № 13; Семашкевич Г. М., Л о т о ш н и-к о в А, К. Влияние кормовых дрожжей на кожу и скелетную мускулатуру сельско­хозяйственных животных и птицы.— Микробиологический синтез.— 1966.— № 18.

6 П а л ф и и Ф. Ю., Слвбицкий Я. И,, Гривенко Г, П, Влияние кормовых дрожжей из очищенных парафинов нефти на продуктивность и некоторые стороны фосфорного обмена в организме свиней,— Микробиологический синтез,— 1968,— NS 3.

6Модяков А. В., Л е п к о в а В. И. Изучение влияния биошрота на рост, состояние и воспроизводительные функции свиней в ряде поколений.— Микробиоло­гическая промышленность.— 1974.— № 8.

7 Кузнецов Д. И., Левачев М. М., Гришина Н. Л., П т и ц ы н а Т, Н. Липидный состав, продуктов, полученных от кур и свиней, а состав корма которых входил БВК,— Микробиологический синтез.— 1966,—№ 19.

6 Биологический фактор, производственная и окружающая среда — здоровье чело* веке.— М., 1962.— С. 171—172.


ству кормовых дрожжей часто наблюдаются заболевания, связанные с воздействием гриба-продуцента. При комплексном клинико-миколо-гическом обследовании 138 рабочих они были обнаружены у 27 чело» век. Картина та же: чаще болеют те, кто имеет тесный контакт с дрожжевой культурой.


Врачи Горьковского НИИ труда и профзаболеваний выявили неблагоприятное влияние условий труда при производстве БВК на женский организм. Более чем у половины работниц повышена чувствительность к грибу-продуценту, сопровождающаяся аллергическими поражениями кожи, бронхов, угрозой прерывания беременности, гинекологическими заболеваниями 9.


Об опасностях, связанных с производством БВК, предупреждал и опыт других стран. Синтетический белок на основе жидких парафинов начал производиться в Италии, Франции, Японии в конце 60-х годов. Однако в дальнейшем санитарные органы этих стран запретили получение и использование такого кормового белка из-за сильного загрязнения воздуха и сточных вод, присутствия в свином сале остаточных парафинов, их отрицательного влияния на здоровье людей. Так, в 1976 г. было закрыто производство кормового белка в фирмах «Ликвихимик» и «Итслпротеин», закрыли завод и во французском городе Лавера. Нереализованную готовую продукцию разрешалось только экспортировать. Попытка продать оборудование в страны ОПЕК не увенчалась успехом, так как они предпочли закупать сою в США. Сведения о вредности для человека биомассы, выращенной на нефти, заставили свернуть научные исследования в этом направлении.


Однако ни предупреждения медиков, ни опыт других стран не остановили Минмедбиопром и Госплан СССР от форсированного развития производства БВК. Производство кормовых дрожжей из целлюло-зосодержащего сырья освоено в СССР еще до войны. Но первый


9 Материалы 8-й Ленинградской микологической конференции,— Л,, 1971



опытно-промышленный завод по производству белка из жидких парафинов нефти был пущен лишь в 1968 г. За последние 15 лет построено восемь биохимических заводов, среди них такие крупные, как Кстовский, Светлоярский, Мозырский. В строительстве последнего долевое участие приняли ГДР, Чехословакия, Польша, Куба. Строится биохимический завод в Горьковской области, проектируются — в Павлодаре и Казани.


Сегодня кормовые дрожжи в общем объеме поставляемых сельскому хозяйству кормовых добавок достигают 55 % (свыше 1,5 млн т, из них около 1 млн т — БВК). За 12-ю пятилетку намечено увеличить выпуск продукции в микробиологической промышленности в 2 раза, значительно расширить производство кормового белка и других биологически активных веществ. Среди них есть такие, без которых народному хозяйству не обойтись (антибиотики, стимуляторы роста растений и средства их защиты). За их создание и экологически чистое производство соотечественники благодарны микробиологам. Но сегодня речь только о производстве БВК.


Время — объективный судья. Помогло ли ускоренное развитие промышленного производства БВК повысить продуктивность животноводства?


Опыт колхозов и совхозов дает повод сомневаться в высокой экономической эффективности использования БВК на корм скоту, зато подтверждает его токсичность для животных и людей.


В Ленинградской области хозяйства «Красный сеятель», «Выборгский», «Ручьи», «Всеволожский» из-за применения БВК недосчитались многих голов скота. В Рощинском зверосовхозе той же области заболели работники, занятые на кормораздаче, погибли пушные звери или испортился их мех. Химический анализ БВК показал наличие в нем мертвых патогенных микроорганизмов и термоустойчивого яда — в клубок сплелись проблемы токсичности белка, полученного из микроорганизмов рода «Кандида», и пороки технологии его производиства, допускающей размножение в ферментах патогенной микрофлоры. Кстати, санэпидстанция (СЭС) ее не контролирует. Об этом печется ведомственный контроль —«слуга плана», иллюстрация принципиальности которого — падеж скота. Основываясь на результатах расследования, Леноблагропром весной 1987 г. запретил применение БВК. По той же причине аналогичное решение приняли Птицепромы семи республик.




ТУЧИ НАД ГОРОДОМ



В декабре 1974 г, в г. Кириши Ленинградской области вошел в строй биохимический завод (КБХЗ) по производству БВК. Выбрасываемую им в воздух пыль БВК ведомственный технологический регламент определил как нетоксичную, установив ее предельно-допустимую концентрацию (ПДК) на уровне 0,5 мг/м3. По регламенту завода в атмосферу выбрасывается 1 % товарной продукции БВК, что при мощности первой очереди в 200 т/сутки составляло 700 т микробной массы, ежегодно падавшей на город10. С освоением мощностей КБХЗ совпал рост показателя заболеваемости бронхиальной астмой горожан. К концу 1975 г. он подскочил с 0,18 до 9,3 на 1000 жителей, Всего в то время заболело около 400 человек. Сегодня многие из них ушли в мир иной, другие стали инвалидами, кое-кто выехал за пределы Киришского района.


Учитывая, что при неблагоприятных метеоусловиях (когда ветер дул на город со стороны КБХЗ) резко возрастало число приступов астмы, комиссия Леноблисполкома признала в качестве основной причины специфических заболеваний воздушные выбросы, содержащие БВК. В 1976 г. в связи с низкой эффективностью проводимых технических мероприятий и высоким уровнем заболеваемости эксплуатацию КБХЗ приостановили. Были утверждены программа исследований по выявлению причинно-следственных связей уровня заболеваемости, санитарно-гигиенической оценки условий производства и загрязнения водного и воздушного бассейнов города, а также план мероприятий по оздоровлению экологической обстановки в г. Кириши. Их реализация несколько разрядила обстановку. Завод был пущен вновь.


Однако на фоне общего снижения заболеваемости с 1977 г. стало увеличиваться число больных респираторными аллергозами,


10 Сегодня доказано, что контроль за соблюдением ПДК отдельного вещества методологически неверен. Опыт показал, что учитывать надо интегрированное воз­действие на человека и природу всех загрязнений,



к 1981 г, оно выросло в 10 раз. Как сообщил главный врач Киришскои центральной районной больницы В, П. Есиновский, иммунологические исследования показали, что непрерывное воздействие даже небольших доз пыли БВК увеличило контингент лиц, чувствительных к белку, с 35 % в 1977 г. до 70 % 1981 г. Контакт с БВК снижает антимикробный иммунитет за счет угнетения системы специфической защиты (реакция организма наблюдается не только у работников завода, но и у лиц, проживающих в зоне загрязнения). Выбросы в атмосферу БВК вызывают как неестественные формы аллергозов, так и общую повышенную чувствительность к аллергенам.


В 1986 г. было проведено обследование 2,5 тыс. детей, посещавших детские дошкольные учреждения г. Кириши. В 41 % случаев выявлены аллергические заболевания. При специальном обследовании 252 детей у всех обнаружены различные отклонения иммунологических показателей. Впрочем, не надо быть медиком, чтобы понять, что детям угрожает опасность. Родители, воспитательницы детских садов, учителя уже не удивляются, слыша у ребят астматический кашель, видя воспаление носоглотки. Эти симптомы бесследно исчезают, стоит ребенка вывезти из города. «Киришскои болезнью» прозвали люди аллергию на БВК.


За 13 лет воздействия БВК в сочетании с химическими факторами (в городе еще загрязняют окружающую среду нефтеперерабатывающий завод и крупная ГРЭС) изменилось состояние иммунитета киришан. Повышенная чувствительность к аллергенам передается по наследству, поэтому заболеваемость аллергозами в городе постоянно растет.


Вошедшее в строй на КБХЗ в 1982 г. гидролизное производство еще более обострило экологическую обстановку. Из-за просчетов в технологии и несовершенства оборудования новое производство приносило заводу только убытки. Администрация завода покрывала их за счет увеличения выпуска БВК по упрощенной технологии, исключив мокрую очистку газовых выбросов, т, е. сознательно идя на дополнительное загрязнение атмосферы. В начале 1987 г. на КБХЗ вышли из строя очистные сооружения, неочищенные стоки хлынули в Волхов и Ладогу, город захлестнул гнилостный запах. Это переполнило чашу терпения киришан.


Все годы, пока КБХЗ усиливал натиск на окружающую среду, находились люди, боровшиеся за здоровье горожан способом столь же привычным, сколь и бесплодным — жалобами. Письма оседали в Минмедбиопроме, Леноблисполкоме, горкоме партии. А положение становилось все хуже и хуже.


Новое время — новые веяния. Призыв к демократизации, гласности, самостоятельности многие киришане восприняли как руководство к действию. Они создали секцию Всесоюзного общества охраны природы (6-я секция ВООП в г. Кириши), члены которой поклялись не жалеть сил и времени на борьбу за чистый воздух в родном городе. Руководители города предложили секции действовать сообща, при этом настоятельно рекомендовали отказаться от митингов, демонстраций и других несанкционированных действий. Тем не менее 1 июня 1987 г. более 10 тыс. горожан собрались на митинг. Надо было слышать горькие исповеди больных людей, их возмущение бездеятельностью местных властей! На митинге были приняты резолюция и обращение к Президиуму Верховного Совета СССР, в которых киришане требовали перепрофилировать КБХЗ, передать его другому министерству, поскольку они не верят В. А. Быкову, который ранее в должности директора этого завода, а теперь в должности министра Минмедбиопрома не в состоянии решить экологическую проблему города.


2 июня 1987 г. под давлением общественности КБХЗ был остановлен на реконструкцию. Техническое задание предусматривало переход к бессточной и безвыбросной технологии. Для создания замкнутой системы водоснабжения предполагалось задействовать часть оборудования гидролизного производства (закрытого в мае 1987 г. в связи с экологическими последствиями и нерентабельностью), воздух очищать установками типа «Туман». Министр В. А. Быков заверял киришан в том, что завод будет пущен лишь после устранения всех выбросов белка в атмосферу. Это было неосмотрительное обещание по сырому проекту (районная СЭС и 6-я секция ВООП сделали по нему 65 замечаний). Впоследствии специалисты КБХЗ признали, что добиться этого невозможно не только практически, но и теоретически ".


Тем не менее реконструкция производства по этому проекту была начата. В августе 1987 г. государственная комиссия, возглавляемая за-


11 Как разрубить гордиев узел.— Многотиражная газета KSX3 «Биохимик»,— 1988— 18 февраля.


местителем министра М. М. Соболевым, разрешила комплексные испытания минимального комплекта реконструированного оборудования (три ферментера и сушилка) до первых признаков в источниках выбросов на заводе пыли специфического белка и штамма-продуцента. Естественно, это условие не выполнено: белок есть как в источниках выбросов, так и в атмосфере. Завод же продолжает работать, не имея акта приемки в эксплуатацию.


Администрация КБХЗ оправдывается: количество БВК в атмосфере города не превышает ПДК! Требование государственной комиссии и обещание министра в расчет вообще не принимаются. Между тем доктор медицинских наук 3. О. Караев и другие специалисты убеждены, что действующие ПДК для веществ типа БВК сильно завышены, их следует пересмотреть, используя иммунологические и аллерго-логические методы. Ведь даже ничтожное количество белка вызывает у людей аллергию.


Районная газета «Киришский факел» рекламирует успешную реконструкцию завода. Какой это «успех», говорит хотя бы то, что экологически опасное производство не имеет автоматической системы контроля за выбросами белка — они контролируются службой Гидромета три раза в сутки. Не удивительно, что залповые выбросы белка, которые остро чувствуют горожане, как правило, не регистрируются.

Комиссия Минздрава и Минмедбиопрома СССР, побывавшая в декабре 1987 г. в г. Кириши, стремилась убедить жителей в безвредности БВК, нормальном состоянии атмосферы в городе, отсутствии угрозы здоровью населения. Впрочем, на встрече с врачами районной больницы комиссия не удержалась и обвинила местных медиков в том, что они сообщают членам Общества охраны природы информацию, которую совсем не нужно знать горожанам! Заодно с комиссией выступили и работники исполкома городского Совета, призванные защищать интересы своих избирателей. Исполком выступил с ходатайством, и Леноблздрав освободил от занимаемой должности главного врача центральной районной больницы В. П. Есиновского, много лет изучавшего влияние БВК на здоровье горожан. Ему поставили в вину случаи инфекционных заболеваний в роддоме. Но жители города и врачи больницы не сомневаются, что это лишь предлог для расправы с врачом за его аргументированную критику позиции местных властей и Минмедбиопрома. Председателя 6-й секции ВООП В. И. Васильева выжили из города, лишив прописки в общежитии.


Чтобы морально поддержать своих неформальных лидеров и сообща решить, как бороться дальше, 6-я секция ВООП в конце декабря 1987 г. провела городской митинг в защиту окружающей среды. Городские власти делали все, чтобы его не допустить. Но не остановили киришан, как не остановили их ветер и сильный мороз.


Плакаты, лозунги, речи.,. Поражала позиция выступавших рабочих КБХЗ: да, мы можем заболеть, но нам хорошо платят, у нас в городе благоустроенные квартиры! А куда мы денемся, если завод закроют? Ведь другой работы в городе нет. Пусть КБХЗ работает, как-нибудь выживем. Председатель исполкома А. М. Земляной увещевал собравшихся: обсуждать и решать такие проблемы — не ваше дело, а специалистов — биохимиков, медиков!


24 марта 1988 г. перед зданием, где проходила сессия городского Совета, собрались тысячи киришан. Они сформулировали наказ своим депутатам: прекратить эксплуатацию завода под видом испытаний, перепрофилировать КБХЗ, восстановить на работе В. П. Есиновского. Сессия выслушала обращение, но принимать решение не отважилась. «Позор»,— скандировали жители, когда депутаты расходились по домам.


Киришане не одиноки в своей беде. Полным ходом работает Кременчугское биохимическое ПО. Его выбросы в атмосферу не контролируются, белок через очистные сооружения сбрасывается в Днепр.


Строится биохимический завод в Горьковской области. Его продукция — БВК, средства защиты растений и антибиотики для сельского хозяйства. Строительная площадка расположилась в центре уникального Мордовского артезианского бассейна. Воду из его скважин сегодня пьют 2 млн человек, через год она придет в миллионный Горький (на строительство водовода уже потрачено 100 млн руб.). Подземные воды в этом районе не защищены от прямого попадания загрязнений, так как известковые породы сильно разрушены, покрыты трещинами, Поэтому верховья рек в этом районе летом пересыхают, Сточные воды и выгребные ямы, поля орошения и промышленные стоки предприятий уже наносят непоправимый вред качеству подземных вод. Теперь и биохимический завод, чрезвычайно опасный в экологическом отношении, угрожает бассейну.


Как же Минмедбиопрому удалось получить разрешение на строительство завода! Пообещали областному руководству построить в Первомайске жилые дома, объекты соцкультбыта. Гидрологическая режимная партия в своем заключении умышленно умолчала об уникальном артезианском бассейне. Обошел его молчанием при технико-экономическом обосновании проекта завода и ВНИИбиохиммаш-проект. Горьковская областная СЭС вопреки всем нормативным документам согласовала сброс промышленных стоков в суходолы рек Алатырь и Умочь, не имеющих живого тока воды, зато обладающих множеством карстовых провалов. Водный кодекс РСФСР запрещает строительство завода в таких условиях. Но Минводхоз РСФСР при согласии Верхне-Волжского бассейнового управления по регулированию использования и охране вод «в порядке исключения» его одобрил. Возражения специалистов, протесты населения, письма с призывами задуматься о катастрофических последствиях пуска завода возвращаются в Горьковский облисполком.


Не удается остановить проектирование и подготовку к строительству и другого завода по производству БВК — Павлодарского, который еще больше осложнит нелегкую экологическую обстановку в этом городе.



АЛЬТЕРНАТИВЫ



Промышленное производство кормовых дрожжей — не единственный путь повышения биологической ценности кормов. Альтернативы ему — резкое расширение посевов богатых белком сельскохозяйственных культур и переход к безотходным технологиям в пищевой и обрабатывающей промышленности.


Страны с развитым сельским хозяйством наращивают производство рапса, ставшего крупным источником высококачественных кормов. Этому способствовали прогресс в технологии, селекции, семеноводстве и экономические факторы. Мировое производство рапсового шрота— ценного белкового, продукта — достигло в 1987/1988 г. 6,3 млн т. У нас задания Продовольственной программы по сбору рапса сорваны. К 1985 г. намечалось поднять ежегодный сбор семян рапса до 500 тыс. т, а собрано лишь 77 тыс. В 1986 г. собрано 110 тыс. т, что примерно в 12 раз меньше, чем в соседней Польше.


Такая же плачевная картина и с другой белковой культурой — соей. В 1987 г. мы собрали ее 712 тыс. т, т. е. в 80 раз меньше, чем США, где за счет соевого шрота удовлетворяется 70 % потребностей животноводства в белковых кормах. По денным Всесоюзного института растениеводства имени Н. И. Вавилова, площади посева сои в СССР можно довести до 2—2,5 млн га (из них 800 тыс. га на орошаемых землях) и при урожайности 20 ц/га получить не менее 4,5 млн т сое-бобов. Это даст 2 млн т полноценного растительного белка и 200—250 тыс. т соевого масла.


Большой ценностью для комбикормового производства обладают белковые добавки животного происхождения — мясокостная мука. Ее производство можно увеличить за счет лучшего использования побочных продуктов мясопереработки. Цехи по ее производству на мясокомбинатах маломощны, а четверть мясокомбинатов и птицефабрик вовсе их не имеет. В результате теряется значительная часть сырья. Если на передовых предприятиях вырабатывается примерно 80 кг муки на 1 т мяса, то по мясной промышленности в целом — всего 60 кг.



Большой резерв — продажа населению и предприятиям общественного питания мяса без костей, как это делается в развитых странах. Там разделка и расфасовка мяса производятся автоматами на мясокомбинатах, в магазины оно поступает уже упакованным в пленку с ценой на ярлыке. Реформа государственных розничных цен на мясную продукцию, приближение их к ценам равновесия спроса и предложения создаст экономические условия, стимулирующие крестьян реализовывать масо не на рынке, а через систему потребкооперации. Это даст мясокомбинатам дополнительные миллионы тонн сырья для производства мясокостной муки.


Еще один источник кормового белка — использование концентрата мясного бульона, образующегося в больших количествах на мясокомбинатах. Так, даже частичная утилизация бульона по несложной технологии позволяет Семипалатинскому мясокомбинату ежегодно получать по 150 т ценных добавок к комбикормам.


Полное использование имеющихся ресурсов позволяет, по самым скромным оценкам, получать 1,5 млн т мясокостной муки дополнительно. Конечно, для соответствующего технического перевооружения мясокомбинатов потребуются средства, но без них не обойтись и при строительстве биохимических заводов. При этом капиталовложения имеют принципиальную разнонаправленность. В первом случае делаются шаги к безотходной технологии, более полному использованию традиционного сельскохозяйственного сырья, во втором увеличивается экологическая нагрузка на окружающую среду, ставится под угрозу здоровье работников предприятий и жителей городов.


Уменьшить дефицит кормового белка можно не только расширением его производства, но и сокращением потребности в нем за счет лучшей его усвояемости, например, при помощи безвредного глицерофосфата железа. Добавление в корм малых его доз повышает усвояемость кормового белка на 15 %12. В этом на своем опыта


12 Аликаев В. А., Иванов Д. П., Никольская М. Н. Практическое и лечебное дейстеиа глицерофосфата железа.— Труды Московской ветеринарной академии.— 1962.— Т. 43 — I.— С. 69.


убедились свиноводы Белоруссии, которые «на корню» закупают весь выпуск глицерофосфата железа. Кстати, выпускает его в совершенно недостаточном для сельского хозяйства количестве лишь один завод,


В ЧЕМ КОРНИ!


Почему ускоренными темпами наращиваются мощности по производству БВК и не развиваются альтернативные способы обеспечения животноводства белковыми добавками? Почему на всех этажах управления звучат лишь голоса микробиологов — сторонников промышленного производства белка из жидких парафинов, а голоса их оппонентов— медиков и общественности,— указывающих на токсичность БВК и экологическую опасность его производства, заглушаются? Что способствует сращиванию интересов ведомств и работников исполкомов местных Советов в защите вредных производств? Какие нужны шаги в демократизации общества, чтобы граждане могли реально влиять на выбор органами управления такой хозяйственной политики, которая не угрожает здоровью людей?


Создание Минмедбиопрома имело противоречивые последствия, С одной стороны, выделились профессиональные управленцы, отвечающие за промышленное освоение и развитие многообещающей технологии, С другой — у нового органа, как у всякого ведомства, быстро проявились свои ведомственные цели, далеко не всегда совпадающие с целями общества. Престиж руководителей министерства зависит от его хозяйственной мощи. Наращивание выпуска продукции — вот основа благосостояния министерской бюрократии в условиях Административной системы. Ее не интересуют конечные результаты применения производимой продукции, главное — хороший рапорт. Тем более, что рост производства не ограничен отсутствием спроса: при дефиците белковых кормов потребитель возьмет и БВК!


Сами условия «ведомственной карьеры» толкают работников министерства на расширение производства ради производства. Что, скажите, остается делать министру Минмедбиопрома В. А. Быкову? Умный, деятельный человек, сделавший стремительную карьеру от мастера КБХЗ до министра, что он должен — признать ошибкой производство белковых добавок из жидких парафинов и закрыть заводы? Как тогда сложится его дальнейшая судьба? Вот и пускаются работники министерства во все тяжкие, чтобы сбить волну протеста защитников природы, представить их этакими луддитами наших дней, воюющими с научно-техническим прогрессом, В ход идут все средства, связи, давление на органы информации, ученых, пустопорожние обещания,


На 10 декабря 1987 г. журнал «ВДНХ СССР» назначил «круглый стол» по экологическим проблемам производства БВК. Узнав об этом, министр В, А. Быков приложил все усилия, чтобы не допустить его проведения. Прислать же своих представителей, чтобы в открытой дискуссии отстаивать свою хозяйственную политику, не решился. Встреча все же состоялась. И пока ученые, журналисты, приехавшие в Москву жители городов, где работают биохимические заводы, об­суждали больной вопрос, в зале дежурил наряд милиции. На страницы журнала материалы «круглого стола» так и не пробились...


Оказывали давление и на студию «Леннаучфильм», где режиссер Д. Д. Делов снимал фильм «Против течения» о загрязнении окружающей среды предприятиями, производящими БВК. Лишь высокое покровительство позволило довести съемки до конца.


«Прожектор перестройки» в одной из своих передач рассказал, что главного редактора и журналистов «Медицинской газеты», посмевшей опубликовать 23 марта 1988 г. открытое письмо работников КБХЗ «Как нам дальше жить и работать?», рассерженные руководители Минмедбиопрома теперь не пускают в здание министерства.


Своеобразным ответом на критические выступления центральных и местных газет и телевидения в адрес Минмедбиопрома стала статья А. Покровского «На чем мы спотыкаэмся» («Правда», 1988, 16 апреля). Она отражает позицию руководителей этого министерства и наглядно иллюстрирует используемые ими способы полемики. Автор пишет: «Когда речь идет об охране природы, нет водораздела — страдающие „мы" и зловредные „они". Все мы ответственны перед земной природой». Как это понимать: и киришский младенец с опухшей носоглоткой, и главный инженер КБХЗ одинаково ответственны за соблюдение технологии и токсичность готового продукта?..

Автор передергивает факты: «внедрена малоотходная (безвыбросная и бессточная) технология, позволившая полностью исключить загрязнение атмосферы и воздушного бассейна», хотя речь может идти лишь о том, что несовершенная методика контроля не фиксирует превышение ПДК, которые в свою очередь нуждаются в пересмотре, А. Покровский сравнивает пыль БВК (первый класс опасности, куда отнесены, например, пары ртути и синильной кислоты) как источник аллергии с пылью от сой-бобов. Предлагает не идти по пути развитых стран и не запрещать производство БВК лишь потому, что западные микробиологические фирмы производят препараты, «не приводящие к вредным последствиям для окружающей среды». Таковы аргументы...


В стремлении ведомственного аппарата благополучно отчитаться, выпятить достижения, скрыть недостатки и упущения незаменимы ученые, чьи исследования «подпирают» его решения. От благосклонности руководителей министерства сегодня полностью зависят специалисты отраслевых институтов, предприятий, лабораторий. Ведомство легко может «съесть», отторгнуть строптивых, а «ведомственных патриотов» облагодетельствовать. Возможности для этого широки: повышение по службе, загранкомандировка, положительный отзыв на диссертацию или, наоборот, неаттестация, отказ в финансировании темы. Потому так сложно в ведомственной иерархии зародиться объективности, самокритике, альтернативным взглядам.


Сфера влияния ведомства зачастую распространяется и за пределы ведомственной подчиненности. Вузы и академические НИИ, работающие по договорам с министерством, внедряющие на его предприятиях свои разработки, тоже зависят от него. Это влияние сказывается на работе ученых советов институтов и редакций специализированных научных журналов — в той или иной форме пресекается критика официально одобренного научного направления. Сплочение определенной группы ученых и аппарата министерства позволяет удовлетворить запросы одних, облегчая им внедрение своих разработок, и устраивает других, позволяя им специфическими «научными» средствами одергивать критиков из числа ученых и общественности. Звания, степени, должности получают большей частью те, кто поддерживает линию ведомства, постепенно на всех ключевых постах «администраторов науки» оказываются его люди.


Вот лишь два из многих примеров. В. В. Ткаченко, научный сотрудник Института биохимии и физиологии микроорганизмов АН СССР по образованию химик-технолог и врач-микробиолог работал в 1966 г. под началом Г. К. Скрябина, в ту пору кандидата биологических наук, заместителя директора института. То были годы безудержной рекламы новой чудодейственной технологии получения кормового белка из жидких парафинов. Казалось бы, работай и зарабатывай награды и степени. Но ученый заинтересовался результатами исследований сотрудников кафедры гистологии




Ростовского медицинского института, которые сообщали, что при кормлении мышей микробным белком у них начинаются патологические изменения в организме:- Характер описываемых изменений показался ему сходным с изменениями, вызванными белковой недостаточностью. Это натолкнуло на мысль сравнить усвояемость микробного, растительного и животного белков. В результате опытов выяснилось, что мало учитывать содержание в корме незаменимых аминокислот, надо принимать в расчет их доступность для организма. Мясные белки оказались легко растворимыми, растительные — значительно хуже, микробные же на 80% содержались в почти нерастворимых липидных комплексах. Стало ясно, откуда у мышей дистрофия при обилии корма. Результаты этих исследований были опубликованы 13. Ему посоветовали «не соваться, куда не следует», и в 1968 г. «ушли» из института, пообещав, что сделают все, чтобы он не смог устроиться на работу в институтах микробиологического профиля. И сделали.


...Который год г. Кириши задыхается от выбросов БВК, все громче критика и самого продукта, и технологии его получения. А на заседании ученого совета Ленинградского санитарно-гигиенического института в феврале этого года защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора медицинских наук Н. С. Шляхетский. В ней он нарисовал радужные перспективы развития производства БВК в стране, обещал, что реконструкция КБХЗ снимет все экологические проблемы, оценил экономический эффект от технических, санитарно-гигиенических и лечебно-профилактических мер в 9,5 млн руб. (!) Раскритикованный оппонентами, он тем не менее получил большинство голосов «за». Ученый совет наглядно продемонстрировал, что значит для него боль киришан.


Насилие над научной дискуссией (даже если оно не принимает крайних форм лысенковщины) дорого обходится и науке, и обществу. В случае с производством БВК из жидких парафинов нефти были широко внедрены технологии, убыточные для народного хозяйства и опасные для здоровья людей. Конечно, в условиях директивных затратных цен для самих заводов производство БВК не убыточно. Но


13 Микробиология.— 1971,—Т. 40, вып. 4,—С. 651— 655; 1974,—Т. 43.


если подсчитать вред, который нанесен природе и здоровью людей (как оценить здоровье?), учесть продукцию животноводства, недополученную из-за отставания развития альтернативных источников кормового белка (вызванных, в частности, отвлечением сотен миллионов рублей на строительство этих заводов), то ущерб окажется огромным. Киришская история заставляет задуматься и о нравственной стороне проблемы. Когда-то быть российским интеллигентом — значило служить народу, отстаивать истину и честь, чего бы это ни стоило. Для интеллигента незыблемым было понятие о добре и зле. Интеллигент презирал подлеца, двурушника, приспособленца. Но административно-командная система управления не только стала причиной низкой эффективности нашей экономики, но и породила тип общественного сознания, допускающий, более того, считающий нормой соглашательство. Ученые-микробиологи —«отцы» БВК, работники министерства, местные руководители, видимо, относящие себя к интеллигентам, долгие годы демонстрируют способность не замечать очевидные факты, молчать, когда попирается истина, ставить под угрозу здоровье людей. Столь «гибкое» сознание — не пережиток прошлого и не занесено к нам с Запада. Оно — плод бюрократизации общественных отношений в нашей стране.


РЫЧАГИ ДЕЙСТВЕННОСТИ


Что порождает безнаказанность работников Минмедбиопрома, виновных в отравлении воздуха в г. Кириши? Отсутствие контроля «снизу»! Закон превращается в пустую бумажку, если общественный силы не способны добиваться его неукоснительного соблюдения. Кто обязан возбудить уголовное дело по факту нарушения природоохранного законодательства? Прокурор. Но он тоже человек, и ничто человеческое ему не чуждо. Он связан сотнями незримых нитей через советские, партийные, хозяйственные органы с теми, против кого должен выступать. И не удивительно, что слишком часто прокуратура играет роль палочки-выручалочки по отношению к нарушителям закона.


Даже если бы все жители г. Кириши поставили свои подписи под заявлением в суд о нарушении законодательства об охране окружающей среды дирекцией КБХЗ и руководителями Минмедбиопрома, его все равно бы не приняли. Все эти подписи пока не стоят одной — подписи прокурора. То, что может государственное обвинение, недозволено обвинению частному. Но если есть монополия государственных органов на обвинение, есть и возможность спустить дело на тормозах. Как же преодолеть снисходительность прокуратуры? Надо предоставить отдельным гражданам и их самодеятельным объединениям право самостоятельно преследовать в суде должностных лиц — нарушителей закона. Не обжаловать незаконные действия, а вести административное и уголовное преследование! Таким правом обладают граждане многих государств, его требовала и первая Программа РСДРП, В этом направлении, на наш взгляд, следует развивать демократизацию общества, чтобы преодолеть извращения ведомственного подхода.


Недавно создан Госкомитет СССР по охране природы. Он принесет обществу немалую пользу, если будет не просто контролировать природопользование, а управлять им, опираясь на местные Советы. Учитывая чрезвычайную важность деятельности Госкомитета для здоровья народа, для судьбы страны, следует поддержать предложение Л.Богословской и В. Калякинэ 14 о введении особого режима ответственности его председателя перед Верховным Советом СССР (ежегодная отчетность, перевыборы раз в 5 лет).


Представленное Госкомитету право «вето» на любую хозяйственную деятельность станет грозным оружием лишь при условии, что у сотрудников комитета достанет гражданского мужества и настойчивости,


Рис. А. ШАБАНОВА и А. ШОРИНА




14 Богословская № 5.— С. 25.

Л., К а л я к и н В. Пока не поздно.— Огонек.— 1988.—




Филиппов, П.С., Сомнительное благо и явное зло. //[Текст] .- журнал ЭКО.– 1988.–11 (173).- С. 122-139.







При использовании любого материала с данного веб-сайта ссылка на http://www.kirishi-eco.ru обязательна.


Комментарии

comments powered by Disqus