Периодическое издание:Химия и жизнь.

Страна: СССР


Тематика: Научно-популярное

Регистрационная информация: Издательство «Наука»


Главный редактор: Петрянов-Соколов И.В.

Периодичность: Ежемесячник


Тираж: 240 000 экз.

Количество полос:

Формат: 70х100 1/16

Цена: 65 копеек




Станцо, В., БВК. Противостояние. //[Текст] .- журнал Химия и жизнь.-1989.-Март № 3.-С. 4-9.


В 8-м номере за 1988 год я прочел статью «Следствие по делу о катастрофе». Пусть вас не удивляет, что я был свидетелем, когда огненный шар пролетел на большой высоте через наш город Смела Черкасской области.

Мне тогда было 15 лет, а ныне 95. А было это так. Мальчишки собирались посудачить в вечернюю пору, Когда родители отдыхали. В местной церкви пробил колокол 11 часов, и мы заметили, что с юга, именно с юга, начало светать, и так быстро, что в считанные минуты над нами появился огненный большой шар. Осветил землю настолько, что видно было как при солнечном дне. Звонарь ударил во все колокола, стали люди выбегать из домов, кто-то кричал: «Молитесь! Бог послал огненную колесницу!» Все вставали на колени и молились.

Продолжалось это недолго, скрылся шар за горизонтом, летя точно на север. Не помню, сколько было времени светло, но постепенно снова началась ночь, и только в небе остался светлый след, как Млечный путь.

Пошли разные слухи. Конечно, духовенство это трактовало по-своему. А нам все-таки было интересно наблюдать еще две ночи белую дорожку после полета шара.

Помню, что только через год отец читал в газетах «Киевская мысль» и «Южная копейка» (бьли такие) и рассказывал нам, что шар огненный упал в тайге, в Сибири и взорвался, не оставил следов.

Я еще хочу сказать, что прав был тот ученый, который сказал, что шар летел с юга.

А. В. ЕЛИНЕЦКИЙ, Кременчуг


Хочу предложить тему для статьи — контрацептивные средства. Эта тема самым непосредственным образом связана как с химией, так и с жизнью. Интересно было бы узнать, каковы достижения «у них», что делается «у нас» и что планируется сделать; каковы технологические проблемы в производстве и медицинские — в применении. Тема необъятная, большинству взрослых и многим подросткам небезразличная и в доступной литературе почти не освещенная. Надо прорывать барьеры, воздвигнутые у нас

вокруг проблем половой жизни вообще и вокруг этой в частности.

Лет пять назад появились презервативы по гривеннику вместо двух копеек, но действительно гораздо более качественные. Что означают слова «проверено электроникой» на их упаковке? Что за резина идет на их изготовление (очень прочная?), у нас ли ее производят или закупают? Везде пишут, что презервативы — профилактика СПИДа, а в Ленинграде их не купить уже давно. Старые, видимо, сняты с производства, новых не хватает.

В. С. ВАСИЛЬЕВ,Ленинград


Перфолента, изображенная на обложке № 11 и в статье «Копия человеческого разума», уже давно превратилась из символа технического прогресса и НТР в символ отставания нашей аппаратной базы от мирового уровня. Это же каменный век вычислительной техники! Если не ошибаюсь, ваш же журнал писал, что IBM закрыла последний завод по выпуску перфокарт еще три года назад, а перфокарты — более прогрессивный носитель, чем перфолента.

Попытайтесь готовить хотя бы часть материала для номера на машине, это поможет избежать «досадных очипаток» (кстати, на стр. 22 — опечатка в нумерации разделов статьи), сэкономит время на подготовку номера и, надеюсь, доставит массу удовольствия вашим сотрудникам. Для этого существуют специальные издательские пакеты программ.

К. САЗОНОВ,Ленинград


Несколько коротких комментариев к письмам, напечатанным на этих страницах.

Спасибо вам, уважаемый Александр Васильевич Елинецкий, за то, что в ваши годы вы сохранили живой интерес к проблемам науки. Трудно переоценить свидетельство очевидца «по делу о катастрофе».

Полностью разделяем точку зрения харьковчанина И. А. Розен-цвейга. Наш человеческий долг — воздвигнуть памятник героям Чернобыля, отдавшим свою жизнь, чтобы спасти нас и наших детей.

Иное у нас отношение к письму сотрудников ВНИИОС. Как нам представляется, ничего порочащего А. Т. Меняйло в журнале не напечатано. Разве что о его должности в «шарашке», но ведь он ее занимал. Один из немногих ныне здравствующих узников «шарашки» на шоссе Энтузиастов профессор М. С. Немцов сказал нам, что Меняйло принадлежал к числу так называемых «ведущих инженеров», то есть «специалистов», которые выводили подконвойных ученых из лаборатории по служебным делам — к начальству или в сторонние организации. Другими отзывами, в том числе и положительными, мы не располагаем.

Вы пишете, товарищи из ВНИИОС, «отрадно отметить, что в составе НКВД того времени была часть кадров, наделенная положительными качествами». Может, «часть кадров» и была, но, право же, слово «отрадно» тут как-то не к месту. Так недолго и прийти в умиление от нравственной чистоты стукача, отзывчивости вертухая, отеческой доброты кума, совестливости палача и прочих «высоких человеческих качеств» других рыцарей колючей проволоки — вплоть до высочайшей работоспособности наркомов внутренних дел и удивительной скромности в быту самого Иосифа Виссарионовича. В общем, кому отрадно, а кому и нет.

Последнее замечание — насчет подготовки в редакции хотя бы части материала для номера на машине, чтобы избегать «досадных очипяток». Есть такой старый анекдот. Ребенок в зоопарке спрашивает, съест ли слон то-то и то-то. Ему отвечают: «Съест-то он съест. Да кто ему даст?» Так и у нас в редакции с этими таинственными машинами, которые экономят время и доставляют массу удовольствия сотрудникам. Мы пока что экономим время и получаем удовольствие не на машинах, а на обыкновенных машинках.

P. S. Не успели мы, грустно пошутив, отправить в производство этот номер, отпечатанный, как всегда, на довольно старой пишущей машинке, как Госкомиздат подобно сказочному волшебнику издал приказ: «Химия и жизнь» за активное " участие во Всесоюзном празднике популярных журналов на ВДНХ награждается персональным компьютером с принтером. Так что предложение ленинградца К. Сазонова, показавшееся нам поначалу утопическим, пришлось как нельзя кстати. Спасибо.

Редакция





И химия — и жизнь!


БВК. Противостояние


И вот сенсация,

На стенку лезет пресса

Впервые в мире! Герой прогресса!

А ну, давай сюда!

Юлий КИМ


Есть в науке понятие — серендипность, берущее начало в старинном индийском сказании о братьях-принцах со странной фамилией Серендипа. Братья умели находить там, где не теряли, пожинать, где не сеяли. Хваткие, сметливые были принцы. Не то брали, что плохо лежит, но мимо подарков его величества Случая — не проходили.


Журналист, если он журналист, обязан быть серендипщиком — из повседневного бытия или галочного мероприятия живую мысль вытащить.


Труднее всего извлечь нечто интересное из традиционного для нашего бытия произнесения бодрых истин по случаю очередного юбилея или открытия международной или отраслевой выставки. Но без этого не обходится — правила игры такие. Вот и играемся — на галочных пресс-конференциях.


КАК ПОЛЕЗНО ИНОГДА

РАССЕРДИТЬ МИНИСТРА


Таким не очень популярным у наших журналистов приемом автор этих строк воспользовался в последний раз в конце прошлого года, когда по случаю открытия межотраслевой выставки «Химия и ускорение научно-технического прогресса» журналистов принимали руководители почти всех наших химических министерств. Кроме целлюлозно-бумажно-лесного, стройматериального и, естественно, металлургических, формально не отнесенных к химическому комплексу, хотя металлургия на 90 % — не что иное, как специфическая подотрасль химии.


Началась пресс-конференция достаточно парадным выступлением министра химической промышленности Ю. А. Беспалова и ответами на вполне обтекаемые вопросы. И это — в крайне затруднительное для химии время, когда (простите, пишу это не в первый раз, но считаю, что об этом нельзя не кричать) у половины населения Союза обозначилось нечто вроде идиосинкразии ко всему, что связано с химией; когда из магазинов напрочь исчезли дешевое мыло и стиральные порошки; когда многие средства массовой информации, включая самые уважаемые, упорно всех «собак вешают» (иногда по делу, иногда — нет) на химию и на химиков.


Пришлось лезть на трибуну, говорить о том, что не тревожить не может: о ведомственной разобщенности химических по сути производств, о неубедительности химической и экологической нашей пропаганды и, особенно, контрпропаганды: о ведомственной цензуре и грифе ДСП как одном из ее проявлений (шутники расшифровывают эту аббревиатуру — «до сих пор», гласность до сих пор). Но все это было бы бесполезным без конкретных и болезненных вопросов, заданных присутствующим руководителям отраслей.


Таких вопросов было два. Беспалову: чем кончилась «буза с базудином», о которой подробно рассказывалось в статье «Город в полукольце» («Химия и жизнь», 1989, № 1). Ответ на этот вопрос, правда, в достаточно общей форме Юрий Александрович дал. Полагаю, в более развернутом виде он придет к читателям «Химии и жизни» в одном из ближайших номеров — в официальном отклике министерства на ту статью.


Второй вопрос был адресован руководителям Минмедбиопрома: как получилось, что БВК — белково-витаминный концентрат, препарат белка (!) и витаминов (!!!) стал главной причиной экологического неблагополучия в таких городах, как Кириши, Светлый Яр (Волгоградская область), Томск, Кременчуг, Новополоцк? Кириши — особенно.


Министр Минмедбиопрома СССР Валерий Алексеевич Быков ответил на этот вопрос убедительно и остро - встречно остро. Журналисты разом включили магнитофоны. Мой диктофон, к счастью, тоже сработал, а мог не сработать — тоже, кстати, химическая проблемка — импортный и достаточно старый, он «плохо переваривает» толстую нашу пленку. Но на этот раз обошлось. Потому ответ министра воспроизвожу с максимально возможной точностью.


В. А. БЫКОВ:

«О БВК СО ВСЕЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ...»


«Я думаю, в вопросе, который прозвучал и который касается биотехнологии, отразилась большая недоработка нашего министерства. И связана она с тем, что недостаточно информации, недостаточно пропаганды, недостаточно просто-напросто боевитости в решении этих вопросов. Отсюда некоторые досадные, обидные, извращающие положение

дел неточности, как в публикациях газет и журналов, так и — нередко — в самой постановке вопроса. Тезис о том, что БВК — более активный загрязнитель, чем все остальные, просто ошибочен.


Наша отрасль первой столкнулась с необходимостью выработки ПДК — предельно допустимых концентраций — на присутствие в атмосфере, в промышленной зоне, в стоках и т. д. веществ, на которые раньше никто никогда и не думал определять ПДК. Их разрабатывали только на токсичные вещества. У нас же нет токсичных веществ и никогда не было. Весь фокус в том, что любые белки — это биологически активные вещества. БВК — это просто микробиологический белок — не какая-то там синтетика, а самый что ни на есть натуральный, биогенный, микробный белок. Но именно он напомнил всем нам, что все виды белка обладают сенсибилизирующей способностью и потому являются аллергенами. Это относится и к пыльце растений, и к муке и так далее и так далее — практически ко всем белковым продуктам, особенно порошкообразным.


Столкнувшись с этим, мы вынуждены были выработать совместно с научно-исследовательскими учреждениями Минздрава СССР ПДК на безвредные по составу и химизму продукты — как на аллергены. И сейчас таких ПДК на вещества, обладающие аллергенными свойствами, в стране уже более ста; и дальше число установленных ПДК будет увеличиваться.


Мы не оригинальны в этом: таким же образом действовали и на Западе, когда столкнулись с фактором сенсибилизации, связанным с белками-аллергенами.


Это — первое, что было сделано, а второе... В июле месяце прошла межотраслевая научно-практическая конференция по проблеме «Получение и применение кормового микробного белка» — конференция, организованная Академией наук, ВАСХНИЛ, АМН. Мы тоже были учредителями и участниками этой конференции. Конференцией принята резолюция, показывающая, что микробный белок — все равно, где бы он ни был — в пекарских дрожжах, белково-вита-минном концентрате или любых других веществах — остается продуктом, необходимым для питания, для обмена веществ.


Но здесь возникает вопрос: вреден или не вреден белок. Есть нюанс, который мы с вами должны четко представлять. Все, кто скажет, что вреден, будут абсолютно правы.


Термин «сенсибилизация» — от лат. sensibilis, чувствительный — означает приобретение организмом повышенной чувствительности к чужеродным веществам.


Все, кто скажет, что не вреден, будут тоже абсолютно правы. Вопрос — в дозе, во-первых, и второй вопрос — куда? Куда и как попадает белок? Если в пищу, хорошо, если в глаз — плохо.


То же самое можно сказать про поваренную соль: скажут «вредно» - - правильно, скажут «не вредно» — тоже правильно. Но белка можно больше употребить, чем поваренной соли: от 650, если не ошибаюсь, граммов хлористого натрия внутрь можно получить летальный исход. Поэтому и в данном случае нужно корректно подходить к оценке соответствующего вещества, явления, к оценке происходящего. Вот этого и разъяснительной работы со стороны министерства, к сожалению, нам не хватило.


Скажу почему. Все данные о производстве БВК в свое время были закрыты грифом «для служебного пользования», поскольку мы развивали такую индустрию, которая позволяет нам избегнуть зависимости от Запада в вопросах продовольствия.


Для нас сегодня неприемлема соевая модель решения белковой проблемы. У нас свой — биотехнологический способ ее решения. Но реализовывать его нужно на соответствующем научном и технологическом уровне.


Вот что я хотел бы сказать по этому поводу.


В настоящее время микробиологического белка у нас выпускается больше миллиона тонн в год. Задача заключается в том, чтобы восполнить аминокислотный дефицит наших кормов микробиологическим белком, полученным все равно на каких средах — углеводородных, углеводных, ископаемых или возобновляемых растительных. Среда не имеет решающего значения, поскольку сам белок и сами микроорганизмы остаются неизменными. Спасибо».


НА ЧТО ЖАЛУЕМСЯ?!


Буквально через три дня после пресс-конференции В. А. Быков принял меня для продолжения разговора. Говорил, как и несколько дней назад, горячо и заинтересованно, с убежденной надеждой на биотехнологию и убежденной верой в биотехнологию. Но теперь, на «своем поле» он мог подкрепить свои доводы документально -аргументированными таблицами, научными данными, технологическими схемами (некоторые из них приведены в подверстке). Но и я к этой встрече подготовился: нашел, например, опубликованную несколько лет назад «объективку» на самого министра, из которой узнал, что ему 50 лет, что он -кандидат технических наук, что с 1971 по 1976 год работал директором того самого

биохимического завода в Киришах, вокруг которого сыр-бор разгорелся...


Все это придает, конечно, его словам и аргументам дополнительную убедительность. Но, с другой стороны, как раз в те дни вышел очередной, 47-й номер «Московских новостей» с корреспонденцией из Ангарска, где говорилось, в частности: «А нужно ли вообще производить эту кормовую добавку — паприн? В развитых странах сейчас отказываются от нее, так как генетические последствия от употребления полученных с ее помощью продуктов могут быть весьма опасны. Об этом сейчас взволнованно говорят жители Ангарска, они требуют закрытия завода БВК»...


Я бывал в Ангарске — городе-концентрате химических производств Иркутской области, во многом подобном Киришам, и могу засвидетельствовать: состояние атмосферы там, как и во многих других подобных городах, что называется, не приведи, господи. И позицию лидеров экологического движения этого города можно понять, равно как и экологических неформалов Волгограда, Кемерова, Дзержинска и многих других городов.


Одно в их позиции ущербно — призывы закрыть, порушить, найти «крайнего». Закрыть, конечно, можно, да только что жрать, извините, будем?! «Небось, картошку все мы уважаем...», а сумеем вырастить ее столько, сколько нужно, без азотных удобрений и, соответственно, без нитратов? Вырастить и — сохранить при той производительности труда и том уровне ответственности, организованности, сознания, которые есть у нас?


Жалуемся на нехватку мяса, страдаем от нее (в Москве, кстати, тоже — это ответ заранее тем моим корреспондентам, которые напишут что-то вроде «вам-то в Москве хорошо, а вот мы...») и — требуем закрыть производства вещества, позволяющего хоть как-то сбалансировать по незаменимым аминокислотам худосочные наши корма. Выступаем бурно и справедливо, вроде бы, и — пользуемся при этом случайной информацией так, что впору вспомнить мудрого Монтеня, четыреста лет назад заметившего, что простые крестьяне — прекрасные люди, и прекрасные люди — философы, а все беды от полуобразованности.

Так вот, я убежден, что пока будем в этой полуобразованности пребывать, пока будем руководствоваться больше эмоциями, чем знанием, пока будем культивировать засилье посредственности в науке, искусстве, на производстве, пока не научимся беречь и поощрять таланты, пока будем уповать на революцию сверху, пока интеллигенция, научная прежде всего, не обретет экономической независимости, пока все вместе не осуществим НЭП — наведем элементарный порядок — повсюду, до тех пор жить по-человечески — не будем.

А теперь — в подтверждение этого тезиса — фрагменты материалов судебного дела, слушавшегося в Киришах и о Киришах. Дела, в котором главным обвиняемым был БВК, он же паприн, он же кормовые дрожжи.


ДЕЛО БЫЛО В КИРИШАХ


Фрагмент первый. Из заявления в прокуратуру города Кириши: «Мы, жители г. Кириши Ленинградской области, требуем привлечь лиц, ответственных в совершении преступления, предусмотренного статьей 223 УК РСФСР «Загрязнение рек, ... воздуха вредными для здоровья людей продуктами промышленного производства, ... причинившее серьезный вред здоровью людей»... Ссылки — на местную и центральную печать. Дата — 15 июня 1987 г. Подписи жителей города — «всего 3644».


Одним из пунктов обвинения, предъявленного биохимическому заводу, была «повышенная заболеваемость аллергическими болезнями, связанная с наличием в атмосфере белка БВК» (здесь я цитирую документ, подписанный главным врачом киришской Центральной районной больницы В. П. Есиновским). Насколько это обвинение правомерно, можете судить из рассказанного выше. Что изменилось в последнее время — см. схемы и цифровые выкладки в подверстке.


Но было и другое обвинение, куда более страшное: в заводе и его выбросах усмотрели причину смерти двенадцати киришан в возрасте до двух лет-Фрагмент второй. Выводы медицинской экспертизы Леноблздравотдела по факту смерти группы (неточное слово: группы не было, были 12 летальных исходов в течение года — В. С.) детей из г. Кириши и Киришского района:


«На основании изучения материалов уголовного дела № 45 526, данных медицинских документов, повторного изучения историй болезней детей и микроскопических препаратов... приходим к следующим выводам:


1,2. «Смерть детей последовала от различных заболеваний». ... (далее следует конкретизация каждого из 12 клинических случаев, которую умышленно опускаю — это больно читать, поверьте, независимо от причин и наличия или отсутствия состава преступления в чьих-либо действиях). Читаем дальше:


«Клинических и морфологических признаков острого или хронического отравлений во всех 12 случаях проанализированных медицинских документов и гистологических препаратов не установлено. Не установлено также и массовости поражений. (...)


6. Прямой причинной связи между возникновением заболеваний у детей, отягощением течения их заболеваний и пребыванием , их матерей в период беременности в зоне загрязнения белком БВК, компонентами..., микроорганизмами-продуцентами не установлено.» (...)


Это заключение подписали девять квалифицированных медиков, в том числе три профессора, заслуженные врачи республики, заслуженный деятель науки...


Фрагмент третий. Из приобщенных к делу высказываний участников «Круглого стола», состоявшегося на ВДНХ прошлым летом:


«Жители г. Кириши полагают, что независимо от норм ПДК присутствие белка вообще вредно в атмосферном воздухе и непосредственно влияет на заболеваемость»...


«Круглый стол» тем и хорош, что за ним может высказать свое мнение каждый. Но все ли мнения равно значимы? Уверен, что нет. Как контрдовод привожу отрывок из приобщенного к делу «Заключения академиков» (так назван этот документ в оглавлении тома). Справедливости ради замечу, что не все подписавшие его ученые — действительные члены Академии наук СССР, но все они — действительно крупные ученые, не скомпрометировавшие себя ни конформизмом, ни научной недобросовестностью.


Итак, фрагмент четвертый:


«...Таким образом, имеющиеся надежные научные результаты, как в нашей стране, так и за рубежом, показывают, что при соблюдении разработанной технологии, культуры производства и выполнении научно обоснованных рекомендаций использование в качестве кормовых добавок микробиологического белка, в том числе из парафинов, является высокоэффективным, а сами они — безвредным средством, безопасным для внешней среды.


Исходя из этого, Продовольственной программой СССР на период до 2000 г. предусмотрено наращивание мощностей производства микробиологического белка из различных сырьевых источников, в том числе парафинов. Оснований для пересмотра принятой концепции нет».


Полагаю, эти материалы судебного разбирательства, происшедшего в Киришах, дают ответ на большинство вопросов, поднимаемых неформалами из Ангарска и других городов, где работают либо строятся заводы белково-витаминных концентратов. Что же касается генетических последствий, на которые иногда ссылаются, то научных данных, подтверждающих такие последствия, нет ни у нашей науки, ни у зарубежной.


Кстати, два слова о том, почему в названии БВК фигурируют и витамины. В белке, продуцированном микробами, содержание витаминов группы В (от B1 до B8, кроме холина — витамина B4) на порядок выше, чем в такой традиционной белковой добавке в корм, как рыбная мука.


ИЗ ДИАЛОГА

С МИНИСТРОМ В. А. БЫКОВЫМ


Сейчас в стране 8 заводов по производству микробиологического белка. Достаточно этого для аминокислотного сбалансирования кормов? Или и дальше будем покупать в США и Канаде фуражное зерно, кукурузу, сою?


Нет, недостаточно. Нужно, как минимум, 16. Связь между их продуктивной работой и импортом зерна подмечена точно. Мы производим зерна больше, чем страны общего рынка, вместе взятые, но вынуждены покупать зерно за рубежом прежде всего из-за несбалансированности наших кормов по незаменимым аминокислотам. Таковы природные условия. Что до сои, то она, конечно, хороша, но дает у нас приличные урожаи лишь в некоторых районах Приморья и Крыма.


Ветеранам «Химии и жизни» по многим причинам памятна статья В. Г. Дебабова, ныне члена-корреспондента АН СССР, «Инженерный дебют генной инженерии», напечатанная в феврале 1981 г. В ней рассказывалось о генно-инженерном воздействии на кишечную палочку Е. coli, заставившем этот классический микроорганизм вырабатывать в большом количестве треонин и другие незаменимые аминокислоты. Те самые, которых хронически не хватает в наших кормах. Как продвинулась эта работа?


Продвинулась, но не в тех масштабах, как хотелось бы.


Валерий Алексеевич, судебное разбирательство дела в Киришах в какой-то мере сняло обвинения с микробного белка. Но ведь вы сами своей властью сняли директора и главного инженера Киришского биохимического завода. Значит, было за что?


Было. Сняли директора и главного инженера за тот свинорой, который они устроили на заводе и в городе. За разболтанность технологии. Аэротэнки биологической очистки, иловые карты десять лет не чистили. Отсюда — вонь. Отсюда лишние поводы для недовольства. И выбросы — тоже, в основном, отсюда.


Но где гарантии, что свинороя, как вы выразились, не будет больше ни в Киришах, ни в других местах?


Гарантию дает лишь дуракоустойчивая безотходная или малоотходная технология.

Киришский биохимический завод был первым крупнотоннажным производством микробиологического белка в стране. На нем, прежде чем заново пустить завод, и изменили технологию. В нужном направлении. Будем ее распространять и на другие заводы.


И пропагандировать ее? И деньги дадите?


Безусловно. Деньги на это есть. Проекты тоже. И для новых заводов, и для относительно старых. Многое из этого заводы могут сделать сами — было бы желание.

Вот такой неожиданно длинный «хвост» потащило за собой не вполне корректное выступление сотрудника «Химии и жизни» на пресс-конференции, посвященной открытию на ВДНХ выставки «Химия и ускорение научно-технического прогресса».

Что же до выставки... Выставка как выставка. Была. Почти два месяца работала. С множеством стендов и дисплеев, с макетами и натурными экспонатами, включая окрашенный слюдяной («перламутровой») краской автомобиль и отечественные кассеты для магнитофонов с полуторачасовой продолжительностью записи (МК-90). На вид — вполне приличные кассеты: на винтах, в полупрозрачном корпусе. Очень похожи на чехословацкие и отдаленно — на японские. Пленка, говорят, тоже японская. Но на тривиальный вопрос — где можно купить эти кассеты,— ответа я не получил.


Делать выставочные образцы хорошо мы умеем. Давно. Потому и пишу: выставка как выставка.


Самым же симпатичным ее экспонатом оказался поезд из стилизованных под фарфор пластмассовых детских горшочков в виде симпатичных зверюг. Эти экспонатики (совместного советско-итальянского производства) даже продавались на выставке. Один день. Они-то и напомнили старую песенку Ю. Кима, из которой взят эпиграф к этой статье. Ее герой, если помните, переплыл пролив Па-де-Кале в медном тазу и готовился повторить этот рискованный трюк с помощью другого плавсредства, помянутого в этом абзаце. Возможно, пластмассового...


В. СТАНЦО,

специальный корреспондент «Химии и жизни»




Станцо, В., БВК. Противостояние. //[Текст] .- журнал Химия и жизнь.-1989.-Март № 3.-С. 4-9.







При использовании любого материала с данного веб-сайта ссылка на http://www.kirishi-eco.ru обязательна.


Комментарии

comments powered by Disqus