Периодическое издание: Наука и жизнь

Страна: СССР

Тематика: Научно-популярное издание

Регистрационная информация: Ордена Ленина Всесоюзного общества "Знания"

Главный редактор:

Периодичность: Ежемесячник

Тираж:

Количество полос:

Формат:


Яблоков, А., Депутаты принимают власть. //[Текст] .- журнал Наука и жизнь.– 1989.–октябрь (№ 10).- С. 2-5.


ИНТЕРВЬЮ


ДЕПУТАТЫ

ПРИНИМАЮТ

ВЛАСТЬ



На вопросы редакции отвечает заместитель председателя Комитета Верховного Совета СССР по экологии и рациональному использованию природных ресурсов член-корреспондент АН СССР А. В. ЯБЛОКОВ.

Ведет беседу специальный корреспондент журнала «Наука и жизнь» В. ТЮРИН.


Алексей Владимирович! Открывая 2,5 года назад новую в нашем журнале рубрику «Экологический всеобуч» (№4, 1987), вы с Н. Ф. Реймерсом уже тогда показали глобальное значение экологических проблем, неразрывную связь экологии с внутренней и внешней политикой. И в редакционной почте теперь стало много писем о состоянии этих дел в стране — в них тревога, подчас безысходность... Люди ждут перемен, связывают свои надежды с работой Съезда народных депутатов и Верховного Совета. Как, на ваш взгляд, есть ли основания для этих надежд!


Есть. Эта тревога проявилась и на Съезде. Ведь депутаты, особенно территориальные, прошли хорошую предвыборную школу — получили заряд от избирателей и сконцентрировали эту боль... Разговор шел открытый, какого еще не бывало. Вот и выплеснулись вся боль, проблемы, задачи, которые нужно решать...

Для меня как специалиста по охране природы было неожиданно то, что в редком выступлении не поднимались вопросы экологии. Причем примерно в каждой третьей речи они стояли среди главных.

Перед Съездом я думал, что придется убеждать, соответственно готовил выступление — оно было поначалу именно тревожным. А по ходу дела выяснилось, что никого не нужно агитировать за экологию: настолько плоха ситуация в стране, что все уже прозрели! И от нас, ученых, ждут не нагнетания страхов, а ответа на вопрос: что надо делать? Словом, экологические проблемы приобрели на Съезде первостепенное звучание, наряду с проблемами экономическими и национальными, и оказались связанными с ними в тугой узел, посложнее гордиева, потому что рубить его никак нельзя, а развязать совершенно необходимо.


Непростая задача, особенно если учесть связь с национальным вопросом. Где выход!


На Съезде, если помните, я высказал мнение, что партия должна «позеленеть», то есть повернуться лицом к экологическим проблемам. Потому что, если их не решает политический лидер общества, то они неизбежно становятся объектом для политической игры. Так было в Армении, потом в Фергане, Кузбассе, еще раньше это проявилось в Прибалтике, где все «зеленые» движения, едва возникнув, сразу приобретали политическую окраску.

«Без вас нам будет хорошо»!

Да: «Ваше хозяйствование довело до того, что нам нечем жить и негде жить».

Но вообще развязать этот узел можно только через экономику. На Съезде мы получили тому трагическое подтверждение — судьба малочисленных народов. Конечно, опять-таки как специалист я эту судьбу знал — видел, как живут ненцы, чукчи, эскимосы... Но когда на трибуну выходит Евдокия Гаер и говорит, что судьба народа удэге зависит всего от нескольких леспромхозов, то отчетливо представляешь: что для больших наций — нерациональное использование природных ресурсов, то для малочисленных народов — вопрос жизни и смерти, ибо для них эти ресурсы — рыбные, водные, лесные — основа существования. Вот вам и экономика, и экология, и политика, причем серьезная политика, даже с международным оттенком.


Но, к сожалению, развязки этому узлу Съезд не нашел, для меня он закончился на пессимистической ноте. Нам не удалось даже добиться принятия декларации или постановления «Об экологическом положении страны», где было бы сказано, что верховная власть страны понимает экологические беды и намерена с ними бороться. А как хотелось подкрепить авторитетом Съезда обращение деятелей культуры «Родина в опасности», опубликованное в «Литературной газете» накануне Съезда, принять конкретные решения, как предлагали многие депутаты! Но все это растворилось в спешке принятия общей резолюции. Думаю, к моменту завершения Съезда настоящего делового сотрудничества между политическим руководством, правительством и депутатами еще не получилось. Может быть, просто не хватило времени его наладить. Как бы то ни было, депутаты не смогли принять радикальных экологических решений, хотя, по-видимому, были готовы к этому.


Но на первой сессии Верховного Совета появились серьезные основания для оптимизма. Когда на Комитетах и Комиссиях Верховного Совета, а потом и на сессии депутаты стали отклонять некоторых предлагаемых правительством кандидатов в члены кабинета — при этом была высказана масса критических, но конструктивных замечаний по работе правительства,— то оно со многими из них стало соглашаться. Решения депутатов были восприняты не как нож под ребро, а как кровопускание для здоровья.


А как это преломилось в области экологии!


Тут надо сначала сказать о Госкомприроде. Этот Комитет был создан в 1988 году хорошим постановлением «О коренной перестройке дела охраны природы в стране» как орган государственного контроля за состоянием и использованием природной среды, для охраны всех природных ресурсов. Но сработала административная система: контроль за водой остался в вод-хозе, за рыбой — у рыбхоза, за лесом — в лесхозе, за недрами — у геологов, за воздухом — в Гидромете. Что же у Госкомприроды? Ничего. Комитет без прав. К тому же и подчинен он Госагропрому, или, как теперь это называется, Госкомиссии по продовольствию и закупкам.


А у депутатского комитета, как и у Верховного Совета вообще, две основные задачи: . создание новых законов (и, стало быть, необходимость изучать, какие нам нужны законы, чтобы лучше жить) и контроль за соблюдением действующих законов. И коль скоро мы видим, что структура и положение Госкомприроды далеки от совершенства, то, значит, их нужно изменить. Такая конструктивная работа уже начата, хотя она и не очень заметна.

Так, обсуждая кандидатуру на пост председателя Госкомитета по надзору за безопасным ведением работ в промышленности и атомной энергетике, мы обратили внимание, что бывшему Госгортехнадзору (он вошел составной частью в новый комитет — Госпроматомнадзор) был вменен в обязанность контроль за использованием всех полезных ископаемых. С чего вдруг?! Ведь у этого органа главные функции совсем другие! И мы, наш комитет по экологии и рациональному использованию природных ресурсов, сделали заключение, которое вынужден будет рассмотреть Совет Министров: передать этот контроль другому органу, видимо, Госкомприроде.


Слушая кандидата на пост министра рыбного хозяйства, мы сделали заключение, что контроль за использованием рыбных ресурсов тоже надо передать Госкомприроде. То есть мы уже намечаем пути совершенствования структуры государственного управления в стране, и это — тоже наша функция, она будет усиливаться со временем.


В ходе работы первой сессии Верховного Совета Николай Иванович Рыжков сообщил, что правительство приняло решение прекратить производство БВК в нашей стране. Этого решения несколько лет добивалась общественность многих городов страны, а также органы печати, в том числе и «Наука и жизнь». А ваш Комитет!..


...выполнил волю народа. Когда мы рассматривали кандидатуру В. А. Быкова на пост главы Минмедбиопрома, он очень много говорил нам о БВК, а мы ему задавали вопросы. В итоге члены Комитета пришли к выводу, что производство БВК не нужно вообще и что в любом случае его нельзя оставлять в этом министерстве, поскольку БВК не имеет ничего общего с медицинской промышленностью. Быков на нас произвел впечатление как очень сильный руководитель, хороший организатор, но стоящий в этом вопросе на принципиально совершенно неприемлемых позициях. И мы в присутствии Быкова дружно проголосовали против его назначения министром, только двое воздержались.


Хотя два других депутатских комитета поддержали кандидатуру Быкова, Совет Министров тем не менее был поставлен перед необходимостью что-то делать — не посчитаться с мнением Комитета Верховного Совета было нельзя. И в течение недели Совмин принял то решение, о котором теперь знают все. Было изменено и название министерства: из него убрали слово «микробиологической», оно теперь такое, каким и должно быть,— Министерство медицинской промышленности.


Коль скоро главное дело было решено, депутаты согласились с предложением Николая Ивановича Рыжкова о назначении В. А. Быкова министром.


Надо сказать, что микробный белок был своего рода палочкой-выручалочкой. У нас ведь, как только образуется где-либо дефицит, то начинают искать такую палочку, и в сельском хозяйстве их было несколько. Мелиорация, например. Или химизация. Дело дошло до того, что пестицидов закупали на 560 миллионов инвалютных рублей, это в 1986 году! Благодаря кампании против пестицидов, в которой участвовал и журнал «Наука и жизнь», и я имел честь приложить руку, закупки пестицидов снизились втрое, урожайность же в стране выросла.


Видите тут прямую связь!


Нет, наукой это не доказано. Но поскольку пестицидов используется меньше, а урожайность растет, значит, дело не в пестицидах, как нас пытались убедить в недавние времена.


Расскажите же о тех, кто входит в состав вашего Комитета, какова его структура, планы, будни: очевидно, после рассмотрения кандидатов в члены правительства появились какие-то другие задачи!


В нашем Комитете 50 депутатов, это самый большой Комитет в Верховном Совете. Добиться этого было непросто, но, как я уже говорил, необходимость и важность экологических проблем теперь широко признаны. Поименный состав Комитетов и Комиссий Верховного Совета опубликован, я скажу лишь о наиболее активных членах. Это, например, известный гляциолог директор Института географии, член-корреспондент АН СССР В. М. Котляков, он возглавляет подкомитет по экологическому мониторингу. Это прекрасный лесовед из Литвы профессор В. В. Антанайтис. Это журналист из Запорожья В. А. Челышев — знаток индустриальных проблем охраны природы, его мы избрали руководителем подкомитета по экологии промышленности. Писатель Юрий Щербак руководит украинским движением «Зеленый мир», он доктор медицинских наук, один из ведущих борцов с последствиями Чернобыля, и у нас возглавил подкомитет по ядерной экологии. Еще хочу назвать академика АН Украины гидробиолога В. Д. Романецко, академика из Латвии микробиолога Р. А. Кукайн, летчика-космонавта СССР В. П. Савиных, писателя С. П. Залыгина. С другой стороны, ряд производственников: очень толковый руководитель рабочей группы по сельскому хозяйству директор совхоза с Алтая М. А. Тимченко, эстонский экскаваторщик Т. К. Пупкевич — горячий и знающий сторонник рекультивации земель; врач из Пятигорска, знаток курортных зон С. А. Милитенко и директор московского «Лосиного острова» В. А. Горохов составили ядро подкомитета по особо охраняемым территориям. Всего у нас 10 подкомитетов и в них еще 6 рабочих групп.

Что касается работы, то спектр ее будет очень широким, начиная с создания законов. Вот сейчас мы просмотрели Указ об аренде. Он вызывает ряд серьезных возражений.

Другой пример. Нам предложили утвердить Положение о советских торговых представительствах за границей, и мы высказали много замечаний, касающихся экологизации их работы.


Торговых представительств! Экологизация!


Да, а что вас удивляет? Вот пример: статья 15-я Закона СССР об атмосферном

воздухе гласит, что запрещается закупать опасные в экологическом отношении технологии, а в Положении об этом ни слова. Вот мы и внесли туда необходимые слова, в частности вставили как одну из главных задач — экологическую безопасность закупаемых технологий.

Далее. На сессию выносятся Основы уголовного законодательства. Мы пытаемся включить туда статью об экологических преступлениях, хотя очень трудно убедить юристов, что есть такие преступления. На строгом юридическом языке это не выписывается, но мы-то чувствуем, что такая статья должна быть, да и наказы избирателей того же самого требуют...

Законотворчество — одна сторона нашей работы. Другая — парламентские слушания. Так, наш подкомитет по ядерной экологии только что провел первые в практике нашего парламента слушания о результатах и последствиях ядерной аварии 1957 года в районе Кыштыма Челябинской области. Эта авария по масштабам сравнима с Чернобылем — там тоже был огромный выброс радиоактивных веществ. Прошло 30 лет, велись наблюдения, нам доложили о результатах этих наблюдений, и мы постарались определить, что же надо включать в будущий Закон о ядерной безопасности. Ведь именно для этого и начались эти слушания. Подчеркиваю, мы хотим создать Закон о ядерной безопасности вообще, а не о ядерной энергетике, как говорят многие. На слушания Министерство среднего машиностроения представило доклад, пришли компетентные представители из других ведомств, которые смогли ответить на вопросы депутатов. Эти слушания— только шаг на долгом пути подготовки закона. Следующие слушания, возможно, посвятим результатам подземных ядерных взрывов, которые, к сожалению, до недавнего времени широко проводились в нашей стране втайне от общественности.

В арсенале Комитета, кроме обычных обсуждений,— парламентские расследования, запросы и т. п. Так, наверное, будут работать и другие Комитеты и Комиссии Верховного Совета.


Алексей Владимирович, очевидно, есть какая-то современная научная концепция охраны природы, из которой депутаты будут исходить при обсуждении законов, крупных народнохозяйственных проектов, связанных с преобразованием природы!


Я не берусь сейчас с ходу четко и кратко сформулировать такую концепцию, хотя вопрос интересный и о нем стоило бы подумать и поговорить специально. Попробую лишь сказать, без чего она не должна обойтись, чем она может отличаться от концепции десятилетней давности.


Прежде всего: лучше не пачкать, чем чистить. Мы сейчас всюду строим дорогие очистные сооружения, а лучше, чтобы нечего было очищать. То есть любое производство должно быть безотходным, точнее, малоотходным. ... ( продолжение на стр. 5 ).



Яблоков, А., Депутаты принимают власть. //[Текст] .- журнал Наука и жизнь.– 1989.–октябрь (№ 10).- С. 2-5.







При использовании любого материала с данного веб-сайта ссылка на http://www.kirishi-eco.ru обязательна.


Комментарии

comments powered by Disqus