Периодическое издание: Комсомольская правда

Страна: СССР

Тематика: Общественно-политическое издание


Регистрационная информация: Орган Центрального Комитета ВЛКСМ

Главный редактор:

Периодичность: 300 раз в году

Тираж: Более 22 миллиона экземпляров)

Количество полос:4
Формат:А3

Цена: 3 коп.




Разин, С."Бомба" почтальона Васильева. //[Текст] .- газета Комсомольская правда.– 1988.–15 марта №61 (19161).- с. 2.


ХАРАКТЕРЫ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА





"Бомба" почтальона Васильева




И когда очередная комиссия уехала ни с чем, он положил документы в портфель и отправился в Москву



ТЕПЕРЬ Володя Васильев знает, как действовать. Он специально привел меня в эту квартиру, чтобы я до конца понял, почему он объявил войну министерству.


За три ночи я вся извелась. А утром меня известили. 29 апреля...— не выдержала Вера Хитрина, уткнулась в платок, безутешно вздрагивая плечами.


В углу, за пустой детской кроваткой, стоял свернутый в рулон самодельный плакат— тот самый, с которым ее муж вышел 1 Мая на демонстрацию. Портрет сына в траурной рамке, а под ним черная, пляшущая надпись: «И это ваша работа, товарищи с биохимзавода!».


Потрясающий плакат! Весь город его видел...


Кириши, этот молодой город, стремительно выросший на берегу Волхова, и сейчас напоминает сжатую пружину, готовую в любой момент выстрелить. Противостояние— открытое, острое — шестидесяти тысяч жителей против ведомственного аппарата продолжается здесь почти год.


ПОЧТАЛЬОН Васильев в этой истории играет не меньшую роль, чем руководители Минмедбиопрома. Для Володи, пожалуй, все началось, когда даже у него — у 26-летнего студента-заочника, закаленного моржеванием, усилился странный кашель, доводящий до бессонницы.


Промаявшись которую ночь, он пошел в больницу. И ужаснулся, увидев в коридоре лица ребятишек. Опухшие глаза, а на щеках, на шее, на ручках красные, словно от ожога, пятна. Что же происходит? Реанимация переполнена, у астматиков — повальные приступы...


Васильев догадывался, откуда дует ветер. Он отлично помнит, когда киришане начали задыхаться,— после досрочного пуска в 1974 году завода белково-витаминных концентратов (БВК). Заболеваемость бронхиальной астмой тогда увеличилась в тридцать пять раз! Но почему? И зачем в 1982 году была пущена вторая очередь завода, и «Скорая помощь» опять не успевала выезжать по вызовам?


На прием к врачу Васильев не пошел. Заторопился на завод. Так и есть! В лицо ударил резкий, неприятный запах. Очистные сооружения сгнили, а скрубберы, очищавшие воздушные выбросы, перезаны автогеном. На город снова полетело коварное облако...


Тем временем в местной печати выступил тогдашний зам. министра Медбиопрома А. Сорокин. Как, дескать, не стыдно вам, товарищи, заболеваемость в Киришах—на уровне других городов. К тому же проведено совещание, обсужден и согласован план дополнительных мероприятий.


В этот момент город и стал похож на сжатую пружину. Пустых обещаний и раньше было немало. Но эта министерская отписка поразила всех диким равнодушием. Именно в тот период, когда на заводе случилось ЧП: за каких-то два месяца умерло еще восемь малышей, хотя первоначально им ставили диагноз «ОРЗ».


Пружина выстрелила в мае прошлого года. Киришане хлынули в Дом пионеров, где при закрытых дверях обсуждалась чрезвычайная ситуация в городе. «Мне небезразлична судьба Киришей! На этой земле я получил партбилет! Я обещаю, чтo в воздухе не будет ни одной молекулы белка!» — почти кричал в зал министр В. Быков. «А мы не верим вам!» — в полный голос заявляли люди, забившие проходы вплоть до президиума.


Назревал стихийный митинг. За его организацию взялась инициативная группа, сплотившаяся вокруг почтальона Васильева. В нее вошли также инженеры, медики, рабочие.


1 июня, в День защиты детей, на митинг вышли 12 тысяч квришав. Не скрывая слез, люди говорили о своем несчастье, о том, как ехали когда-то сюда, на всесоюзную ударную, по комсомольским путевкам, как радовались растущим корпусам. А теперь всем миром они ставили подписи под петицией против завода-отравителя.


Развязка, казалось бы, близка. Под давлением общественности министр трижды в течение десяти дней менял свою позицию. Биохимический завод после митинга был остановлен, о чем сообщили и в центральной прессе. Местные власти настаивали на его полном перепрофилировании...


С тех пор прошло десять месяцев.


ПОЧТАЛЬОНА Васильева обвиняют сейчас в том, что он со своей командой раздувает массовый психоз, организуя стихийные митинги.


"Молчать - значит обманывать и по-прежнему скрывать язвы", - отбивался Володя, когда его пытались одернуть в горисполкоме, для пущей убедительности пригласив прокурора.


Не подействовало. Неуязвим Васильев. Даже ярлык неформала к нему неприлепить. Инициативная группа, которую он возглавил, с самого начала действует "под официальной шапкой"., став шестой секцией в городском обществе охраны природы.


Первым делом ребята взяли под прицел заводскую реконструкцию, поскольку странные пируэты в исполнении изворотливых хозяйственников уже начались. Работа в цехах закипела вовсю, а проекта реконструкции... не было. Он появился за несколько недель до истечения отпущенного срока.


«И это все? — удивились общественные эксперты, совместно с санитарными врачами обнаружив в проекте около тридцати изъянов.— Где гарантия, что вредные выбросы прекратятся?» Автоматического контроля по-прежнему не было. Да и в безотходную схему что-то не верилось. Ее не было нигде

мире.


Однако в начале августа на завод приехала комиссия. Хозяйственники, видимо, давно обдумали «ход конем»: реконструкция, конечно, не закончена, но будем проводить испытания и дотянем новую технологию. Завод заработал на треть мощности. А над городом снова стали сгущаться тучи.


«Тут» такое накручивается!» — выпалил однажды Васильев в включил четырехчасовую запись, сделанную кем-то на научной конференции в Киришах. Ученые-медики из Ангарска, Уфы, Горького, Ленинграда, Москвы, сменяя друг друга, дополняли портрет БВК все более черными красками. Грибковые поражения, болезни легких, бронхов, кожи, осложнение беременности, нарушение иммунитета — целый букет серьёзных болезней обнаружился у рабочих на первых биохимических заводах страны.


Заводские выбросы двенадцать лет наотмашь били по здоровью людей. Сильнейший аллерген — было время — по две тонны в сутки летел на город.Сколько же пострадало киришан? И как долго еще им страдать?


-Возможно, не одно поколение. Беда в том, что теперь ослабленный организм добивают другие вредные факторы, а их у нас тоже предостаточно, — пояснил ситуацию главный врач Киришской районной больницы В. Есиновский. У него в руках цифры, факты, таблицы. Но эта откровенность ему обойдется дорого.


Сколько же инвалидов появилось в городе по вине биохимического завода? Около ста, утверждают медики. А еще около четырех тысяч страдают аллергозами, которые имеют коварное свойство с течением времени обостряться. Окончательная или нет эта статистика, никтоне знает. У местных врачей нет специфического диагностикума. За рубежом он есть. У нас в стране — не выпускается. А без него невозможно отличить микогенную аллергию, вызванную заводскими выбросами, от обычной бытовой. К тому же и лекарственные средства, как установил Васильев, тоже в жутком дефиците...


«Помогите с валютой!»— ошазашил он как-то знакомого директора местного предприятия.Тот округлил глаза, а когда понял, о чем печется почтальон, обещал железную поддержку. Но почему же о столь важной проблеме вынужден беспокоиться почтальон? Почему Минмедбиопром идет тараном, чтобы запустить вредное производство и при этом явно не торопится наладить промышленной выпуск необходимых пре-пapaтов! Уж не потому ли, что тогда высветятся истинные масштабы киришской драмы?А может быть, и не только ни киришской?

Во всяком случае киришанам упорно внушают, что во всем виноват... «психогенный фактор». «Заболеваемость в городе не выше, чем в других районах!» — летели в эфир по местному радио авторитетные заявления. Знакомые нотки: что вы, мол, шумите, граждане, есть места, где ситуация похуже вашей!


Однако в официальных справках те же самые авторитеты нз Минздрава сделали иные выводы. «Первичная инвалидности за счет заболевания органов дыхания в Киришах в два раза выше, чем в среднем но РСФСР, а заболеваемость детейи взрослых бронхиальной астмой и астматическим бронхитом в пять—десять раз превышает уровень других районных городов».


Едва комиссия из Минздрава отбыла в столицу, как на киришских врачей обрушились невзгоды. Местные власти в срочном порядке принимают решение об освобождении от занимаемых должностей четырех руководителей Киришской районной больницы во главе с В. Есиновским. А ведь больница много лет считалась одной из лучших в области.


Обстановка накалилась еше больше. «Наши врачи правду говорят! Никого не боятся! И за это с ними расправились!» — гудела многотысячная толпа на очередном митинге.


На завод тем временем приехала еще одна комиссия, собирались запустить вторую технологическую нитку. Полгода титанических усилий, стоивших государству полутора миллионов рублей, позволили снизить выбросы аллергена в шесть раз. Однако министр, публично пообешав, что в воздухе не будет ни одной молекулы белка, поступил опрометчиво. Такого результата нельзя добиться даже теоретически!


ПОКАЗАТЬ БОМБУ для министра? — не дожидаясь ответа, Васильев выдернул с полки толстую папку, с перечеркнутой на обложке бомбой. А рядом такой же черный крест, поставленный на... БВК.


Ну уж ато слишком! Уезжая в Кириши, я тоже кое-что почитал. «Кормовые дрожжи паприна, или белково-витаминный концентрат, получаемый из парафинов нефти, является высокопитательной белковой добавкой в рационы сельскохозяйственных животных...».


Не надо песен! — Васильев быстро листает свое досье, прикидывая на листке размеры убытков. «Всеволожский», «Выборгский», «Красный сеятель», «Рощинский», «Ручьи», затем пошли белорусские хозяйства — падеж поголовья, вызванный кормовыми дрожжами из Киришей, идет на тысячи. А потому весной прошлого года из Леноблагропрома, как сигнал SOS, полетела в совхозы телефонограмма: «Запретить впредь скармливание свино-поголовью комбикормов с наличием БВК...».


Только за один год ленинградские хозяйства отказались от двух тысяч тонн белково-витаминного концентрата, а это почти пятая часть выделяемых фондов. Излишки, как видно, перекинули в зверосовхозы — не облысеют же, в самом деле, пушные звери. Норки, конечно, не облысели, они попросту сдохли. Зверосовхоз «Рощинский» предъявил киришским биохимикам иск на шестьдесят тысяч рублей.


Однако досье-бомбу взорвать, оказалось не так-то просто! Биохимики, прикрываясь ГОСТом на свою продукцию, умудрялась всякий раз выходить из воды сухими. Разумеется, по каждому ЧП в совхозы выезжала комиссия, составлялись акты, подписывались запрешения, но по-научному строгих улик против БВК у зоотехников так и не появилось. «Тут слово за наукой! — разводили они руками.— А наука не возражает!». А группа Васильева, мобилизовав своих инженеров, решила пролить свет на это темное дело. Ниточка потянулась к скандалу с белорусским агропромом, который порвал всякие партнерские отношения с киришскими биохимиками из-за «самоотравления» кормовых дрожжей... Заводская технология и сейчас, после реконструкции, вызывает сильные подозрения...


Оказывается, еще в 1975 году в журнале «Chemical engineering» сообщалось, что санитарные органы Италии, Франции, Японии запретили производство кормового белка из парафинов нефти, ввиду загрязнения окружающей среды и возможности вредного влияния на здоровье людей.


Выйдя на новый виток поисков, группа Васильева перелопатила с помощью доктора Есиновского гору научной литературы. Оказывается, еще двадцать лет назад было установлено, что при больших дозах паприна у животных наблюдается глубокая патология в крови и во внутренних органах, а во втором, третьем поколении даже при уменьшенных дозах снижается плодовитость и меняется иммунологическая реактивность организма.


«Есть все-таки честные ученые!» — Васильев вслух зачитывает выводы кандидата ветеринарных наук А. Столяровой. «Необратимые изменения в печени, почках, кишечнике у свиней имеют аллергическую природу и возникают уже через три месяца после добавления в корм паприна по утвержденным нормам». Можно ли доверять этим исследованиям? Во всяком случая они получены с помощью световой и электронной микроскопии. А в Институте питания АМН СССР еще двадцать лет назад пришли к выводу: «Для больных людей, в частности, с желудочно-кишечными заболеваниями, использование вышеуказанных продуктов (т. е. мяса, полученного с добавлением в рацион животных паприна.— С. Р.) нежелательно...» А по какой причине?


Может, на этот вопрос ответит еще одни сногсшибательный документ, который раздобыл Васильев во Всесоюзном центре по глубоким микозам; «Анализ жидкости, взятой из куриного эмбриона и необходимый для приготовления вакцины, показал, что в ней содержатся частицы паприна». Уж не являются ли подобные продукты вторичным аллергеном для людей? Пока и этот вопрос остается открытым.»


«НУ ЧТО Ж, еду»,— Васильев защелкнул досье-бомбу в черный дипломат а отправился в Госкомитет по охране природы. Теперь, по его мнению, слово — за столичными экспертами.


Назад почтальон Васильев не вернулся — в родном городе ему отказали в прописке. Но в киришском противостоянии наметились положительные тенденции. Биохимическим заводом вплотную занялась областная прокуратура...



С. Разин. (Наш корр.).


Кирвши, Ленинградская область.


Разин, С."Бомба" почтальона Васильева. //[Текст] .- газета Комсомольская правда.– 1988.–15 марта №61 (19161).- с. 2.





При использовании любого материала с данного веб-сайта ссылка на http://www.kirishi-eco.ru обязательна.


Комментарии

comments powered by Disqus