Периодическое издание:Горьковский университет.

Страна: СССР, г. Горький.

Тематика: Общественно-политическое издание. Регистрационная информация: Орган парткома,

ректората, комитета ВЛКСМ, профкома и

профкома студентов Горьковского Трудового Красного Знамени государственного университета

им. Н.И. Лобачевского.

Главный редактор: С.К. Васильев.

Периодичность:

Тираж: 2000 экз.

Количество полос:4
Формат:А3




Морохин, Н., Люди на площади. //[Текст] .- газета Горьковский университет.– 1988,1989.–№ 56 (1855), №1, №2, №3.- 20 декабря, 10 января, 17 января, 24 января.- с. 4.




Люди на площади

Письма из города Кириши

Кириши открываются взгляду разом, когда ленинградская электричка на третьем часу пути вылетает на мост через древний Волхов. Слева – то, что бывают "лунным пейзажем", дальше - заводы, трубы - их я насчитал 48. Справа - отличный современный город. Девятиэтажки на широких проспектах, скверы, витрины, цветы. Потом мне объяснят - от старых Кириш здесь не осталось ничего. Абсолютно все, что было селом Кириши, пошло под нож бульдозера. Здесь должен был вырасти новый город, город-мечта, город-сад. Рядом — завод будущего.

За этим четверть века назад с разных концов страны сюда ехали люди. К новым домам, к реке, лесу и чистому воздуху, к новой интересной работе.

...На стене дома написан лозунг: "Закрыть БХ3!" Оглянулся – напротив дверь с табличкой "Аллергологический центр". А на краю новой, красиво застроенной площади, куда я вышел, люди стояли возле стенда с новостями охраны природы...

Широкая площадь с гостиницей, с дворцом культуры, с цветниками.

Это была та самая площадь...



Расплата

Когда к площади двинулась первомайская колонна биохимического завода, из толпы навстречу ей шагнул мужчина с плакатом в руках. На самодельном плакате - фотография ребенка в черной рамочке, приколотое кнопками свидетельство о смерти и слова: "Это тоже ваша работа".

...Несколько суток по городу летали "скорые помощи". Врачи не успевали принимать огромное количество заболевших. Мучительный – на много часов - кашель, удушье, кровь из горла, боли. У всех - одно и то же. В одну из ночей задыхался в кроватке маленький сын Владимира Хитрина, инженера автопредприятия.

Врач констатировал смерть и указал причину - "ОРЗ".

Что-то невообразимо тяжелое, мешающее дышать, висело над городом. Но умершим в те дни написали - "острое респираторное заболевание".

В городе давно знали: биохимический завод выбрасывает в воздух что-то очень вредное. А посвященные командировочные, заходившие к киришским знакомым и родственникам непременно говорили: "Бросайте все, и уезжайте отсюда, а то будет поздно". Иногда это советовали и врачи.

Ну: как бросишь-то? Все считали - это относится к другим, больным.

В этом был убежден и Володя Васильев - двадцатипятилетний почтальон Киришского телеграфа. Он тоже считал себя совершенно здоровым. Но в одну из апрельских ночей начал задыхаться. Приступ кашля длился шесть часов. Ночи шли без сна. Ветер дул со стороны завода и нес тяжелый запах.

Володя Васильев не имел никакого отношения к охране природы, разве что, как и все мы, платил гривенник и получал марку ВООПа. Он собирался стать инженером, но так сложилось - родился сын, пришлось временно оставить институт, чтобы кормить семью.

Он чувствовал, что должен куда-то пойти и что-то сделать. Но куда?

Пошел он во Дворец культуры. Слышал - там работает народная киностудия. Надо снять фильм о том, что творится в городе. Снять людей, завод, начальников, врачей, разобраться во всем.

Познакомился с руководителем студии Александром Якимовичем. Они легко поняли друг друга. И без труда понимали их те люди, к кому отправились они. С ними говорили рабочие нефтеперерабатывающего завода и ГРЭС, учителя и домохозяйки, пенсионеры и школьники.

...Страх культивировался в нас десятилетиями. До чего же привычно: побивает себя в грудь некто на остановке, возмущаясь несправедливостью, неудобствами. Ты - из газеты, ты можешь ему помочь. Надо только, чтобы
человек назвал себя. Тут-то он и смолкает. И время работы магазина его начинает устраивать. И даже ассортимент в этом магазине. И что улицу строители испохабили, так уж не до полного предела, а ногу он на ней сломал - так смотреть надо было.

Сколько же мы должны терпеть, чтобы наконец заговорить, встать, назвать себя.

Кириши - это город заговоривших людей. Город людей, захотевших знать правду.

Васильев и Якимович шли по улицам. И всюду им попадались те, кто уже начал, как они, действовать: писали, собирали подписи, звонили, требовали разъяснений. Они познакомились и с Владимиром Хитриным – о его отчаянном поступке ходили слухи по городу, и с оператором Зотовой, и с молодым инженером Виктором Ширялиным. Общим было желание собраться вместе, подумать, как жить дальше.

Александр Якимович договорился со своим начальством и 19 мая пригласил всех во дворец на "собрание по спасению окружающей среды". Я слушал фонограмму этого собрания. Люди говорили о своих близких - живых и мертвых, о том большом, ради чего они работали, о себе.

- Я больна. Мне все время ставят диагноз ОРЗ и выписывают лекарства, которые не помогают. На консультации, на лечение никуда не посылали. Но недавно я попала к ленинградскому врачу. Выписали тавегил - средство от астмы... Мы должны выяснить, что от нас скрывают,..

- Избавления не вижу. Все так мучительно, что иной раз хочется наложить на себя руки. Жив ты или нет, никого не интересует, куда я ни обращалась...

- Вот медицинский - справочник: при ОРЗ нет летальных исходов!- в записи
пауза - у Владимира Хитрина от волнения сел голос.

- Партбилет рассматриваю не как узду, а как обязанность считать общие дела как свои личные.

- Володя Васильев, который нас сюда пригласил, - мой ученик, - говорила заслуженный учитель школы РСФСР В.А.Силина.- Я рада, что у нас выросли такие граждане. Я всегда верила в Советскую власть, в наши идеалы. Что же я буду говорить детям сегодня, когда в городе происходит все это? Или я им врала 26 лет, что коммунисты – честные люди?

Ситуация в Киришах сложилась такая, что на партийно-хозяйственный актив приехало большое московское Начальство - министр Медбиопрома СССР Быков, главный санитарный врач СССР (теперь уже бывший) Бургасов.

Киришан утешали - в принципе выбросы безвредны. С технологическими сбоями будем бороться. Мнение, будто в апрельских событиях виноват БX3,- недоразумение. Да и были ли они? В городе планомерно реализуется программа охраны окружающей среды.

На актив разрешили прийти желающим. И они пришли на него – насколько сот человек.

Пишу о том, как все это началось, подробно, чтобы все знали о причинах, о людях.

Публикаций о Киришах было несколько. Неточности и расхождения породили слухи. Подлили масла в огонь "западные голоса". Вот и родился "экологический бунт против Советской власти", в некоторых уже советских статьях появились формулировки – "экстремисты", "экономическая диверсия, управляемая извне", даже "агенты ЦРУ".

Шестая секция, образовавшаяся в мае прошлого года, - не партия антисоветчиков. Это - честные люди - коммунисты и комсомольцы, беспартийные, попытавшиеся бороться с экологической катастрофой и понять ее причины.

То, что происходит в Киришах, важно знать всем нам, потому что киришская трагедия может повториться не только там.

Инициативная группа, сформированная после собрания 19 мая, пришла в общество охраны природы и стала шестой по счету в городе его секцией — охраны здоровья и окружающей среды. И не ее вина, что она оказалась противопоставленной ведомству и городским властям. Люди хотели просто-напросто жить. А руководители ведомства противопоставили чужой жизни, по сути, свои корыстные интересы: признать хозяйственную ошибку значило бы для них лишиться всего. Такого же рода сложности ждали и руководителей города. Это и стало ясно на партийнохозяйственном активе.

Спор должен был разрешить главный врач центральной районной больницы В.П.Есиновский. От него ждали новых слов утешения. Но он напомнил о десятках своих докладных, посланных в разные инстанции, - он ждал катастрофы и хотел ее предотвратить.

Дальше шла статистика. Спустя год после пуска БХЗ число больных астмой в Киришах возросло в 35 раз. Это притом, что многие врачи "путали" астму с бронхитом и ОРЗ. В Киришах в восемь раз больше отстающих в физическом развитии детей, чем в задымленном Ленинграде, у подростков разные стадии аллергии. Рушится иммунитет.

Но может быть, продукция биохимзавода остро нужна всем? И киришанам просто-напросто надо понять: кто-то должен ее делать, как ни опасно производство.



"ЭЛИКСИР ЖИЗНИ"

Эту папку корреспондент "Комсомольской правды" Сергей Разин назвал "бомбой почтальона Васильева".

Да, Володя Васильев был председателем шестой секции, но "бомбу" готовили все.

- Тогда, в мае, я ощутила чувство унижения, - рассказывает инженер Л.Постоева, - из тебя делают дурака! Разберусь-ка во всем сама. И засела за книги нашей служебной библиотеки, стала изучать материалы конференций. Ведомство-то одно!

Шестая секция много поработала на эту папку. Вместе собирали библиографию научной литературу. "Академик Дурманенко" (это прозвище инженера кинопроката Владимира Дурманенко) изучал публикации по сельскому хозяйству, наши и зарубежные, зоотехнику, агрономию, статистические материалы. Так ли нужен стране продукт, выпускаемый на БХЗ, нет ли альтернативы? У секции появился свой счет в банке. Киришане переводили на него деньги - они надеялись на шестую, ждали от нее помощи. И на эти средства "гонцы" отправлялись в Москву, в Ленинград в НИИ, к ученым, к врачам. Кириши желали знать полную правду. И шестая секция принимала участие в экспертизах СЭС. Свидетельствовала: завод опасен.

Помогали и журналисты, Есть в "бомбе" вклад зам.редактора "Киришского факела" Владимира Полухинских, самого Сергея Разина. От журналиста - имя его я называть не буду - Володя получил подарок, открывающий папку. Номер "Ленинградской правды" за 1974 год. "Эликсир жизни" – это оттуда. Так автор назвал БВК. Вероятно, подарок был для него, тоже обманутого, своего рода
актом покаяния. Газета тогда писала: "БВК произведет поразительные перемены в животноводстве. 500 граммов такой добавки к корму даст 3-3,5 литра молока в сутки, 300 граммов дополнительного веса молочных телят в год. На 20-30 дней сократятся сроки откорма свиней при увеличении веса на 15-20 процентов.

"Если БВК - мясорастящее средство, то где же оно, выросшее мясо?" Это уже из стенограммы митинга киришан в этом году.

В самом деле, где оно?

Ответ на этот отнюдь не риторический вопрос дает "бомба". Не буду перечислять десятки просмотренных мною документов папки, перечислять ученых и хозяйственников, сделавших заключения. Как красив был замысел! БВК — это белок, которым можно накормить всех. Отходы после производства бензина вместе с добавками - микроэлементами поглощают особого вида бактерии. И вырабатывают желто-коричневое вещество. Затем вещество это попадает в печь. Жар убивает микроорганизмы. И - кушайте! Серьезно, со временем БВК хотели предложить и людям, а для начала - скоту...

Представляете себе огромный многоэтажный коровник, куда заходит заводской поезд с кормом? Пастбища - под воду – гидроэнергетикам. Малые деревни - снести - не тянуть же туда дороги, чтобы возить каждую мелочь. БВК был не просто в проекте этой аграрной "победы над природой". В чем-то он был базой для нее.

Для авторов идеи создали в Москве институт "ВНИИсинтеэбелок". К концу шестидесятых по их проекту начал действовать первый завод "эликсира жизни" в Башкирии.

Только вот оказалось, что это вовсе не "эликсир жизни". Стало ясно, что самый чистый белок, который в состоянии дать технология, содержит до 40 процентов вредных примесей - жирных кислот, тяжелых металлов, мышьяка.

Природа глубоко похоронила нефть - остатки былой жизни не для того, чтобы жизнь новая отравлялась ее ядами. Свиньи и куры, вскармливаемые БВК, заболевали, быстро погибали. Когда "эликсир жизни" пробовали добавлять в качестве половины, четверти, десятой части рациона, результат не менялся. Была рекомендована норма – пять процентов. Но при ней через четыре с
половиной месяца наступали необратимые патологические изменения, а третье поколение оказывалось бесплодным! И на этом путь яда не заканчивался. Дальше он попадал к нам на стол, сохраняя все свои свойства - в мясе, в яйцах, молоке.

Остановить бы первый завод, признать: БВК - вреден. Но под идею уже был заведен институт, создавалось министерство. Отступить - значило бы потерять престиж, место для очень многих. И машина набирала обороты. Один нэ первых заводов - уже промышленных, не опытных - построен у нас, в Кстове. Киришане располагают данными, что картина у нас была такой же: в несколько десятков раз выросла за год в довольно значительном радиусе, заболеваемость астмой, высок уровень сегодня. По технологическим нормам такой завод может выпустить за сутки несколько тонн чуждого для нас белка. Для восприимчивого человека хватит одной молекулы.

В Киришах прошлой весной нарушили технологию: чтобы перевыполнить план, "упростили" очистку отходов. Кроме самого белка тогда в воздух полетели и микробы рода кандида.

Первый удар БВК принимают бронхи. Затем - желудок, кишечник, кожа, которую начинают разъедать незаживающие язвы. Головная боль, длящаяся неделями, импотенция, расстройство иммунной системы - безо всякого СПИДа... Американская фирма, пробуя работать с БВК, разместила завод в безлюдном месте в Италии, но вскоре вынуждена была с позором его закрыть.

- На производство БВК потрачено 48 миллиардов рублей. А вы видите, что на них получили? На них получили смерть, и нашу с вами, и наших детей, и наших внуков. - Так оценил ситуацию доктор медицинских наук Б.М.Бреслер, ведущий специалист Института эволюционной физиологии и биохимии Академии наук СССР. Таково заключение ученых.

Передо мной открытый блокнот, где по дням - хроника киришских событий. Почти полтора года. 17 мая - образование Шестой секции под председательством Владимира Васильева. 21 мая – партийно-хозяйственный актив. 1 июня — митинг на площади в День защиты детей, где киришане впервые принародно сказали друг другу, что их мучает...

Можно продолжать. Только стоит ли... Кириши от нас далеко. Главное - понять логику событий.

Откровенно говоря, иные сегодняшние уличное действа у меня не вызывают чувства уважения. Кое-кто, годами молчавший в тряпочку, когда вершилось зло, сейчас решил поиграть в политического деятеля и народного трибуна. Сейчас можно и пошуметь, и побить себя в грудь. Ореол мученичества - это "в духе перестройки".

В Киришах такого не было. Истерика никогда не являлась атрибутом трагедии. Это из другого жанра. Там решался вопрос жизни и смерти людей. И на улицу вышли из-за крайней в этом необходимости. Вышли прошлой весной - в 1987 году. Тогда еще не известно было, чем такое кончается.

Шестая секция задалась двумя целями: подать в суд на виновных и добиться, чтобы воздух снова стал чистым. Она ждала поддержки от руководителей города. Но те молчали и на выступления киришан во время актива, и на газетные публикации. Оставалось обратиться к народу и убедить "отцов города" в общем мнении.

На площади принимались наказы депутатам горсовета решить вопрос, подписывались письма в самые разные инстанции. На площади прозвучало предложение сделать стенд по экологическим проблемам в центре города (сейчас он есть, но редактор стенда Виктор Ширялин рассказывал: пробивали его год).

Собственно, митинги здесь бывали очень нечасто. Всего несколько. Все на них было законно. Те, кто приходил сюда, поддерживали идеальный порядок, хотя собиралось по двенадцать тысяч человек! Каждый пятый житель города. Киришане искали спасения, и, оказалось, ждать его можно было не от тех, кто обязан был блюсти их интересы, а от Васильева и его товарищей.

Бой - это действия обеих сторон, - только так.

...Все началось с того, что на площади спешно разобрали сцену, где обычно по праздникам выступала самодеятельность.

Активисты общества охраны природы приносили к себе на работу экологические сводки Шестой секции. На заводы, в организации двинулись "агитаторы": "Не верьте!.. Да вы знаете, кто они такие?" "Мракобесие, которое, на уродливом фоне бесчинствует в городе Кириши", "оголтелость", "разнузданность", "спекуляция на здоровье людей", - это уже из газеты. Судите сами, как остальное, но насчет "уродливого фона" - в точку. На них открыто клеветали. Их вызывали в самые высокие кабинеты города.

- Вы спрашиваете, было ли страшно? - говорила мне Лидия Николаевна Зотова.

- Знаете, один из разговоров... Я так себе 37-й год представляла. Вызвали в исполком. Одну. Начали спокойно. И вдруг - угрозы, какие-то дикие ярлыки. И милиционер появился. Словно хотели сказать - мол, не выйдешь отсюда... А за детей еще страшней.

А нравится метод борьбы с демократией с помощью "демократии"?

Вдруг посреди рабочего дня по городу проходит нигде не зарегистрированная демонстрация работников БХЗ. "Унять экстремистов! Долой Шестую секцию!"

Что за чудо такое?

Многое объяснило письмо в "Киришский факел" одной из работниц завода. Она честно рассказала, как загоняла администрация людей в эту колонну, как следила за поведением и поощрила "борцов" отгулами.

Когда завод закрывают временно санинспекция и прокурор, "трудовой коллектив" решает снять пломбы и продолжить работу. До сих пор работают — уже несколько месяцев. Впрочем, не работают. Официально это называется иначе. Испытывают завод. Ибо в июне прошлого года он закрыт и якобы реконструируется. И все время надо испытывать оборудование. Правда, при этом еще и выполняется напряженный план по выпуску БВК. Катастрофа прошлой весны преподносится тоже как издержки испытаний.

Отцы города легко избавилась от "зачинщиков". Есиновскому в исполкоме несколько раз предлагали уйти с должности главного врача подобру-поздорову. Но врач сказался строптив. И вот что случилось. В.П.Есиновский подал на имя председателя горисполкома А.М.Земляного докладную о бедственном положении в роддоме. Врач требовал срочно средств на ремонт, иначе - опасался он - антисанитария может вызвать вспышки болезней. Назад вернулась бумага с резолюцией: "Пора перестраиваться. А.М.Земляной". Спустя несколько месяцев в роддоме три случая сальмонеллеза. Есиновский был снят с работы тут же, до приезда комиссии, которая, кстати, не нашла его вины.

"Как я стал безработным" - такое открытое письмо мэру врач напечатал в городской газете. С декабря он не работает нигде.

Бюрократическими хитростями удалось лишить прописки в родном городе Володю Васильева.

Весной, когда Шестая секция пришла с петицией на сессию горсовета, делегацию вначале не пустили, а потом, проголосовав, большинством голосов, выставили за дверь. Корреспондента Ленинградского телевидения, который оказался в Киришах и тоже пришел на сессию, по предложению А.М.Земляного, обыскали с ног до головы - нет ли у него чего-нибудь записывающего! Шестая секция ушла. А вот сотни людей, которые - ждали в тот день слова депутатов, остались. Когда все кончилось и надежды рухнули, люди образовали коридор, через который депутаты могли выйти на площадь только по одному. Они шли, не поднимая глаз, а вслед неслось: "Позор марионеткам!"

Но, оказалось, не от стыда прятали глаза кое-кто из депутатов. Назавтра некоторые из них подали в суд на своих избирателей за оскорбление! Следствие, работавшее в Киришах, не нашло состава преступления.

А первого мая Шестая секция вновь пыталась привлечь внимание руководства города к положению дел. Ей разрешили идти во время демонстрации отдельной колонной в конце. Но за шестиметровый транспарант к тридцати членам секции встали тысячи и тысячи киришан. Колонна растянулась на километр! Я видел на фотографиях самодельные лозунги: "Партийной бюрократии - нет!", "Восстановить Есиновского!"

Не первый месяц идет этот бой. Не первый месяц о нем пишут. БХЗ продолжает работать. Кто-то скажет - стоило копья ломать...

Стоило. Я уверен - недолго ему осталось. Чудовищный "эликсир жизни" уйдет в прошлое. Депутаты, а среди них был и новый депутат, выбранный из двух кандидатур, взамен выбывшего, Владимир Хитрин, обратились в Совет Министроа СССР с требованием решить вопрос о БВК и о перепрофилировании завода. Собраны документы, Шестая секция потребовала от прокурора области суда над отравителями. Возбуждено уголовное дело по статье 223...

Летом Минмедбиопром устроил конференцию по БВК. Стенд в центре Киришей, публикуя ее материалы, дал над ними заголовок – "Отрыжка брежневщины" и эпиграф из старой речи министра: "Наше министерство организовано по личному указанию товарища Брежнева".

Традиции были соблюдены, и в зал просто не пустили многих ученых - противников БВК, "Необходимо прекратить отвлекать научных сотрудников на бесплатные совещания дилетантов", - сказала зам.директора института "ВНИИсинтезбелок" доктор биологических наук К.Б.Градова.

В Киришах шел бой не местного значения. Он был за всех нас. Киришане говорили и писали о здоровье горьковчан и кстовчан: завод-отравитель у нас продолжает работать. И порождать урожай болезней и ранних смертей, грозить экологической катастрофой. Киришане вооружали аргументами инициативную группу из Первомайска, пославшую сюда ходока. И потом ревностно следили за ходом событий у нас. Писали письма в защиту.

Они прозрели и обрели голос, а это уже не проходит. Вместе с Виктором Ширялиным и Александром Якимовичем мы смотрели почту. Письма находили адресатов без труда: "Кириши, Шестой секции", "Кириши, почтальону Васильеву".

Во всех посланиях - и от молодых людей, и от ветеранов – восхищение мужеством и упорством Шестой секции. Из Иркутска – дополнительные материалы для "бомбы". Из Полоцка - бандероль. Ребята сложили в честь киришан песню и записали на магнитофон. Пишут омичи: "Мы тоже объединились для решения проблем здоровья людей. И в честь вас назвали нашу группу "Шестая
секция".

Почтальон Васильев - уже не почтальон. Он инженер и студент-вечерник последнего курса. Из родного города уехал. Но, провожая меня, на вокзале члены Шестой секции советовали - надо его найти. Он лидер. И хотя сейчас его место в делах постепенно занимает Виктор Ширялин, того, что смогли, не получилось бы без почтальона Васильева.

Да я и сам очень хотел его найти - хотели о нем знать побольше наши читатели. Читая статью в "Комсомолке", я все пытался его представить себе. Потом видел его на телеэкране. Ничего в нем не было героического. Другое дело - спокойный, добрый, думающий. Он говорил в передаче с горожанами, с начальниками, с телезрителями. И я ощущал то, что назвал бы силой его совести. И его сперва вроде бы совсем обыкновенное лицо становилось необычайно прекрасным и благородным. И вообще, казалось, все это было выдумано сценаристом...

Так уж вышло, почтальона Васильева я встретил на платформе в поселке под Ленинградом, где он сейчас живет. Было восемь вечера. Мы очень быстро нашли общий язык и проговорили до пяти утра.

Вначале с его шеи не слезал сын Петя, который очень-очень любит своего папу. Потом Пете пришла пора спать, и мы остались на кухне, и иногда к нам приходила жена Володи Наташа.

Что мне о нем вам рассказать? Он, правда, такой, каким мы его увидели на экране. И правда, совершенно обычный человек 26 лет. Из рабочей семьи. Кончил ПТУ. В армии не служил - подростком получил тяжелую травму. Работал электромехаником на заводе.

Вот ведь век настал. Еще не давно слово "экология" было на устах у одних биологов. Студенческое природоохранное движение, которое я знаю неплохо, держится на них. Держалось на них - сейчас оно расширилось. И, честно говоря, мне несимпатичны ревнители его чистоты, провозглашавшие, что в охране природы биологи - это все. Были времена - в движении всех инженеров записывали в
технократы, допуская союз с гуманитариями при руководящей роли...

Шестая секция - это дело рук рабочих и инженеров. Это знамение новой эпохи экологического мышления.

- Знаешь, были журналисты - писали о событиях так, что про всех, кроме меня, забывали. А моя роль там очень невелика. Все сделали ребята. Вообще у нас такой принцип - каждый делал, что считал нужным. Но по средам мы собирались и отчитывались друг перед другом, смотрели, где у нас проколы... Ошибок сделано много. И хочется сегодня разобраться в них, чтобы другие, кто будет решать те же проблемы, шли более коротким путем. Значит, постарайся писать про ребят.

...Это понятно. Но все же Васильев был всегда кем-то особенным в секции. Его быстро стали узнавать на улице. Подходили, здоровались, спрашивали, как дела, желали удачи. Случалось, незнакомые люди шли со своими житейскими вопросами, просили помощи, совета. Кому-то он даже искал работу, хотя не смог тогда найти ее - такую, какую хотел, себе.

В Ленинграде его не узнают, и он растворяется в городской толпе, по-своему радуясь этому. Очень трудно, когда все узнают, Наташа - инженер-строитель, работает нянечкой в яслях - только так удалось пристроить Петю.

- А телевизор в нашей комнате, - весело пожаловалась Наташа, - посмотреть нельзя. Из него папа делает дисплей к своей ЭВМ. И как телевизор он начинает работать редко и почему-то только тогда, когда футбол...

Зато, как я убедился, компьютер работает неплохо. На магнитофоне записано несколько программ. "Начинку" для компьютера Володя Васильев сделал сам за последние месяцы. Буквы клавиатуры пока наклеены бумажные.

- Все это требуется для нашего дела. Будем хранить в нем информацию и делиться со всеми, кому она потребуется.

В одной из публикаций мелькнуло: Васильев занимается темой, связанной с экологией, и будет использовать киришский материал в дипломной работе. Это неправда. Обращаю внимание - такого рода корысти у него не было. Предмет его работы - применение компьютера в медицине. Вообще он давно увлекается компьютерной техникой. Охраной природы он не увлекался вроде бы никогда.
Сейчас готовит программу-справочник, где можно было бы найти адреса и телефоны всех ленинградских инспекций, отвечающих за охрану природы, правила, указы, решения облисполкома образцы документации.

- Очень тянет в Кириши... Скучаю по городу. Ребятам хочется помочь.. Вообще, если помнишь телепередачу, там говорили, что у меня есть авторитет. Заслужила его секция, а не я - это понятно. Но я тогда сказал - буду его отрабатывать. Вот.

Как-то так получается, что, знакомясь с новыми людьми, пытаешься себе представить их героями знакомых книг. Почтальон Васильев похож на Робин Гуда, такого, которого я любил в детстве...

Между прочим, среди тех, кто откликнулся на трагедию Киришей, были кооператоры. Неведомо откуда туда приехал разворотистый, чувствующий конъюнктуру дядечка и привез несколько сот значков "Запретите БВК!" Знаете - есть такие значки - вынешь, круглое стеклышко и вставляй что хочешь. С новым текстом значок стоит рубль двадцать. Такой вот современный сюжет...

Но не разворотистый кооператор сделал погоду в Киришах. Кириши ждали именно Робин Гуда с командой бескорыстных и ничего не боящихся. И они вышли прямо из глубины народа, из середины майдана: который, помните - порой и сам себя не слышит.

...Недавно был в командировке в Первомайске и с удивлением обнаружил: многие хотели, чтобы там был биохимический завод. Обижались на нашу газету.

Мечтали: новые дома, улицы, цветы, широкая площадь...

Точь-в-точь такая, на какую вышел человек с фотографией своего мертвого сына.

Н. Морохин




Морохин, Н., Люди на площади. //[Текст] .- газета Горьковский университет.– 1988,1989.–№56 (1855), №1, №2, №3.- 20 декабря, 10 января, 17 января, 24 января.- с. 4.


При использовании любого материала с данного веб-сайта ссылка на http://www.kirishi-eco.ru обязательна.


Комментарии

comments powered by Disqus