Периодическое издание:Советская Россия

Страна: СССР

Тематика: Общественно-политическое издание


Регистрационная информация: Орган Цк КППС,

Верховного Совета и Совета Министров РСФСР

Главный редактор: Редакционная коллегия

Периодичность: 300 раз в году

Тираж:

Количество полос:6

Формат:А3




Фокина, Н.,Обыкновенный спазм. //[Текст] .- газета Советская Россия.– 1989.–5 апреля №78 (9929).- с. 2.


ОБЫКНОВЕННЫЙ СПАЗМ


Ситуация в Ангарске с точки зрения Минмедбиопрома


Министерство медицинской и микробиологической промышленности СССР рассмотрело публикацию В. Распутина «В судьбе природы — наша судьба» (20.01.89) и не согласно с выводами, которые он сделал в связи с ситуацией в Ангарске. Автор статьи связывает ее с влиянием выбросов Ангарского завода белково-витаминных концентратов. Из выступления В. Распутина ясно, что он опирался на газетные статьи, а не на материалы, основанные на действительных фактах.


Что же произошло в Ангарске?


В период с 20 по 23 октября в городе резко - возросла обращаемость населения за медицинской помощью по поводу бронхоспазма. Для рассмотрения санитарно-гигиенической и экологической обстановки в соответствии с поручением Совета Министров СССР была создана комиссия в составе представителей Госкомприроды СССР, Минздрава СССР, Миннефтехимпрома СССР, Минмедбиопрома СССР, Госкомгидромета СССР.


Комиссия отметила: «В городе с населением 275 тысяч человек расположено 28 предприятий химической, нефтехимической, нефтеперерабатывающей, машиностроительной, энергетической, строительной, микробиологической и других отраслей промышленности, и он входит в число городов страны с наиболее высоким уровнем загрязнения воздушного бассейна... Основная доля валового выброса от стационарных источников .приходится на предприятия Минэнерго СССР — 53 процента, Мин-нефтехимпрома СССР — 43 процента. Наибольшее количество специфических вредных веществ выбрасывается предприятиями Миннефтехимпрома СССР: углеводородов—106 тысяч тонн в год, серной кислоты — 661 тонна, сероводорода — 822 тонны, фенола — 185 тонн, аммиака — 1,4 тысячи тонн в год.


В жилой зоне в целом по городу среднегодовые концентрации пыли, окиси углерода, двуокиси азота, аммиака находятся на предельно допустимом уровне, а в центральной части превышают его в 1,5—2 раза. Систематически в 5 раз выше по сравнению с допустимым наблюдаются загрязнения бензпиреном.» Местные органы государственного контроля заняли пассивную позицию в решении природоохранных проблем г. Ангарска, а органы Госкомприроды РСФСР не обеспечивают координацию деятельности контролирующих служб города и его предприятий... Результаты углубленного клинико-аллергологического обследования больных, проведенного специалистами НИИ гигиены труда и профзаболеваний Восточно-Сибирского отделения СО АМН СССР и филиала № 5 Института биофизики Минздрава СССР, свидетельствуют, что основная, часть этих людей проявляет повышенную чувствительность к веществам, наиболее характерным для атмосферы г. Ангарска...»


Мнения специалистов, анализировавших сложившуюся ситуацию, вызвавшую обращения населения за медицинской помощью по поводу бронхоспазма, были неоднозначны, и в выводах комиссии это отмечено: «Учитывая неоднозначность выводов о разрешающем факторе, комиссия считает необходимым продолжить силами специалистов Минздрава СССР и Минмедбиопрома СССР углубленные эпидемиологические, клинико-аллер-гологические исследования среди пострадавших и населения для определения влияния выбросов промпредприятий на здоровье населения...».


Что касается белково-витаминных концентратов, их получения и применения, то в июле 1988 года в Москве АИ СССР, ГКНТ СССР, Госагропром СССР, ВАСХНИЛ, Минздрав СССР, АМН СССР, Гособразование СССР, Минмедбиопром СССР организовали Всесоюзную межотраслевую научно-практическую конференцию «Получение и применение кормового микробного белка». Среди участников конференции присутствовало 11 академиков и членов-корреспондентов, 60 докторов наук, 140 кандидатов наук. В конференции приняли участие представители советских и партийных органов, общественных организаций. В резолюции конференции, принятой единогласно, отмечены целесообразность и необходимость развития производства кормового микробного белка, его рентабельность и высокая эффективность применения, безвредность для животных и птицы при использовании в соответствии с нормами, безвредность, для людей продуктов питания от животных и птицы, в рационе которых применялся микробный белок, безопасность.

Производства кормового микробного белка при соблюдении санитарно-гигиенических нормативов, утвержденных органами здравоохранения, и требований технологических регламентов.


Таким образом, выступление в прессе с недостоверной информацией известного писателя способствует созданию негативного мнения у населения о микробиологической промышленности и тормозит развитие важнейшего направления в создании кормовой базы для животноводства нашей страны.


М. СОБОЛЕВ, заместитель министра Медицинской и микробиологической промышленности СССР.



И та же ситуация – в обозрении нашего корреспондента


В безветренную погоду в Ангарске сизая дымка неподвижно повисает над городом и его охватывает удушье. В такие дни особенно тяжело астматикам. Многие из них всегда носят с собой снимающие спазм ингаляторы. Однако в октябре прошлого года безветрие затянулось. На станцию «Скорой помощи» беспрерывно шли сигналы беды. 22 октября число их достигло пика — 224 вызова. Задыхались не только хронические больные, но и здоровые люди, дети. К 31 октября пострадавших уже было за тысячу, 150 госпитализировано, девять — в тяжелом состоянии.


Понятно, что печальная арифметика обрастала самыми невероятными слухами. Говорили об аварии, взрыве на каком-то из городских производств. Но все они работали в обычном, абсолютно нормальном для них режиме. Это еще больше пугало. Город бурлил и искал виновного. Прибыла комиссия из Москвы. Заместитель главного государственного санитарного врача РСФСР Е. Беляев, докладывая общегородскому собранию, наконец назвал виновного: завод белково-витаминных концентратов Минмедбиопрома СССР. Белок паприна, по мнению этой комиссии, содержащийся в его выбросах, стал «разрешающим фактором» на фоне общего загрязнения атмосферы города.


Работающие в составе комиссии первый заместитель начальника Главного научно-технического управления Минмедбиопрома СССР В. Падалкин и директор Ангарского завода БВК В. Кузин с обвинением не согласились. Дескать, в городе 28 предприятий химической, нефтехимической, нефтеперерабатывающей и другой промышленности, выбрасывающих в воздух за год 482 тысячи тонн всякой дряни, а доля специфической белковой пыли в ней всего-то 15 тонн. Тем более, упирали они, в дни несчастья нарушений технологического процесса на заводе не было.


После ноябрьских праздников в Ангарске умерла женщина По заключению специалистов, особенностью этой больной явилась повышенная чувствительность к целому ряду химических веществ и паприну. Опять, как видим, они соседствовали — химия и белок. Но химия вновь ушла в тень, а город накрыла новая волна митингов, протестов против БВК.


Объяснениями санитарных служб дело не закончилось. По заданию Минздрава СССР в Ангарск прибыли специалисты-медики из ленинградского ГИДУВа. Профессор В. Антонов отметил закономерность: подобные вспышки стали возникать в разных точках страны с вводом в действие заводов БВК. Печально-классический пример тому — Кириши Ленинградской области. И там, и в Ангарске наблюдается повышенная чувствительность населения даже к ничтожной дозе белка. Но эта реакция так резко проявляется прежде всего на фоне общего загрязнения атмосферы вредными выбросами нефтехимических предприятий, непременных соседей белкового производства.


Соседство их объяснимо. Дело в том, что БВК — кормовые дрожжи — получают на очищенных парафинах, грубо говоря — из нефти. Понятно, что проще располагать предприятия рядом. Может быть, в других местах это себя и оправдало хотя бы какой-то выгодой, но в Ангарске ситуация оказалась попросту нелепой. Сырье, которое было задумано получать от нефтяных соседей, завод не устроило. По сей день его возят со стороны. Знакомая практика: сначала предприятие строится, а что из этого получилось, выясняем после миллионных затрат. В 1974 году, когда вступил в строй действующих Ангарский завод БВК никто и не помышлял о необходимости экологической экспертизы. А ведь уже на заре производства белково-витаминных концентратов ведомство знало, чем они грозят. Вот что писал министр В Быков с соавторами в одном из информационных выпусков «Биотехнологии»: «Попадание клеток в живом или даже убитом виде в воздушную среду нежелательно, так как может вызвать аллергические реакции у населения из-за наличия в клетках белка, чужеродного для человека».


Что в таком случае надо делать? Ответ напрашивается сам собой: позаботиться о безвыбросной технологии и только потом реализовывать проекты. Мы знаем, что ничего подобного не было сделано. Лишь сегодня, когда почти по всем городам, где есть белковое производство, прокатилась волна протеста, Всесоюзная межотраслевая научно-практическая конференция, состоявшаяся прошлым летом в Москве, с опозданием на много лет поставила задачу отработать, современные технологии. А в ту пору приняли соломоново решение: на содержащиеся в выбросах вредные вещества Минздрав СССР установил нормы предельно допустимых концентраций.


Конечно, ничего исключительного в этой практике нет. Так делается во всех отраслях промышленности во всем мире. Но нормативы на аллергены существуют только у нас в стране, да и то мы контролируем лишь белок паприна, будучи абсолютно не уверены, что в выбросах этого производства нет каких-либо других биологически активных веществ. А судьи кто? Тоже ничего оригинального. За тщательный анализ состава выброса отвечает само предприятие. Сами себя контролировали Ангарский завод БВК, как, впрочем, и нефтяной гигант «Ангарскнефтеоргсинтез». Какова степень этого «самоконтроля», хорошо показывает такой пример: за месяц до ангарской беды нефтехимики зафиксировали превышение норматива выброса фталевого и малеинового ангидрида — высокотоксичных веществ, сначала в два, а чуть позже и в десять раз. Никаких мер по их ликвидации принято не было. Лишь месяца через два, расследуя причины октябрьского несчастья, одна из комиссий случайно обнаружила этот факт.


И, как говорится, нет худа без добра, у завода БВК, обвиненного во всех грехах, тут же появились козыри. Он-то ПДК как раз не нарушал! Стало быть, юридически абсолютно прав.

Доктор медицинских наук, руководитель Всесоюзного центра по глубоким микозам З. Караев писал в одной из статей: «Пока не отменят ПДК на белок, люди будут болеть во всех регионах, где есть заводы». Ленинградский профессор В. Антонов, расследуя ангарскую ситуацию, также предлагал отказаться от понятия ПДК в отношении аллергенов, потому что, перенося автоматически этот норматив на белок, мы не просто допускаем, но и способствуем — вот что страшно — созданию условий, подобных ангарской вспышке. Проще говоря, узакониваем попадание клеток чужеродного вещества, которое (согласимся с министром В. Быковым) нежелательно, вообще недопустимо. Думается, пора решаться на отказ от ПДК в государственных масштабах.


Характерна судьба одного ангарского решения. Основываясь на выводах медиков-ленинградцев, главный санитарный врач города И. Лаптев опечатал завод. По сути, человек, отвечающий за здоровье своих сограждан, поступил согласно профессиональному долгу. Но и Минмедбиопром обставил свою защиту по всей правилам. За что арестовывать предприятие, не нарушившее закона? В Ангарск приехали министр В. Быков и главный государственный санитарный врач СССР А. Кондрусев. Они подписали негромкое соглашение, по которому заводу БВК разрешалось возобновить работу на 30-процентной мощности. Согласия Лаптева и городских властей — не говоря уж о населении — никто, разумеется, не спросил. Пломба с заводского парафинопровода была снята. Очередного борца за здоровье народа щелкнули по носу.


В Минздраве СССР сегодня не сомневаются: кодекс санитарной службы СССР и положение о государственном санитарном надзоре требуют обновления. Причем незамедлительного, поскольку подобные ситуации возникают у нас все чаще. Экологические проблемы обострены, для их разрешения нужна соответствующая юридическая основа. А пока ее нет, посмотрите, что получается. Комиссия за комиссией ищут причины ангарской драмы. А выводы состоят больше из предположений.


Почва для сомнений понятна: в стране немало городов с нефтехимией где, выбросы вредных веществ в атмосферу выше чем в Ангарске, — это Грозный, Новокуибышевск. Однако вспышек, подобных киришской и ангарской там не было. Предполагают, что дело в том суммарном эффекте, что дает комбинация белка и химии. Это пока загадка. Но не много ли предположений? Восемь заводов БВК у нас в стране. Их продукцию, необходимую в сельском хозяйстве, покупают и просят еще и еще. В последние годы интерес к ним проявляют и зарубежные фирмы. Недавно ангарский завод, к примеру, заключил договор о поставке паприна в Китай. Хотим мы того или нет, но гигантская машина запущена. Остановить ее только митингами, как пытаемся мы сейчас, просто-напросто невозможно. Вот уже комбикормовая промышленность Иркутской области взбунтовалась.


Занижены мощности БВК, упали привесы в животноводстве. Наверное, мы все заслуживаем ясности в этом вопросе. Действительно ли наше сельское хозяйство уже не может без белка? На этот вопрос ответа до сих пор нет. Минмедбиопром СССР ссылается на работу июльской межотраслевой конференции по проблемам кормового белка. Она прошла по инициативе Академии наук СССР с участием представителей самых разных организаций. На ней «за белок» высказались единогласно. Но в феврале этого года прошла общесоюзная научно-практическая конференция в Томске, и выводы ученых — иные.


Ясно только одно, что продукции БВК нужна абсолютно независимая экологическая экспертиза. Пусть это станет реальным делом Госкомприроды... Тем более что первый шаг

сделан. Комитет уже ведет экспертизу технологической схемы предотвращения выбросов белка в атмосферу и воду, реализованной на Киришском БХЗ. Но, повторяю, столь же тщательного анализа требует и продукт — кормовой белок.


Пока же на ангарском заводе действует штаб по контролю за экологической обстановкой. Намеченные по ее улучшению меры Контролирует оперативная группа под руководством секретаря Иркутского обкома КПСС Ф. Середюка. Из плана завода азотных удобрений «Ан-гарскнефтеоргсинтез» с 1 июля будет исключена часть продукции. Цех аммиака, к примеру, будет остановлен и законсервирован. «Счет предъявила экология», — говорит начальник ПТО завода С. Крячек. Над крышей диспетчерской службы Ангарского завода БВК установили флюгер. Как только он показывает на город, производство останавливается. А поскольку это бывает часто, то завод почти не работает, занимаясь реконструкцией... Ставится киришская схема.


Сизая дымка нет-нет да и повиснет опять над Ангарском. Снова выезжают на линию «неотложки». Контрольная служба в такие дни вроде бы и четко работает, но виновных по-прежнему не находит. Вспышек, как в октябре, больше не было. Но нет и уверенности, что они не повторятся.



Н. ФОКИНА.

(Наш соб. корр.).


Иркутская область.




Фокина, Н.,Обыкновенный спазм. //[Текст] .- газета Советская Россия.– 1989.–5 апреля №78 (9929).- с. 2.






При использовании любого материала с данного веб-сайта ссылка на http://www.kirishi-eco.ru обязательна.


Комментарии

comments powered by Disqus