Периодическое издание:Советская Россия

Страна: СССР

Тематика: Общественно-политическое издание


Регистрационная информация: Орган Цк КППС,

Верховного Совета и Совета Министров РСФСР

Главный редактор: Редакционная коллегия

Периодичность: 300 раз в году

Тираж:

Количество полос:6

Формат:А3




Богачева, Т., Увольняюсь, но не сдаюсь. //[Текст] .- газета Советская Россия.– 1989.–12 апреля №84 (9935).- с. 5.




Продолжение диалога. Ответ на критику

«Реабилитация исследователя» ------19.06.88


УВОЛЬНЯЮСЬ, НО НЕ СДАЮСЬ


Недавно меня уведомили о проведении досрочной аттестации. Скорее всего комиссия, назначенная администрацией, сделает вывод о моей некомпетентности. Решение, как известно, обжалованию не подлежит.


По сути досрочной аттестацией администрация ВНИИгидролиз намерена закончить открытый и острый спор о путях перестройки управления отраслевой наукой, в который я рискнула вступить статьей «Реабилитация исследователя», опубликованной «Советской Россией» накануне XIX партконференции, 19 июня прошлого года. Тогда мне казалось, что причиной низкого уровня разработок отраслевых институтов вообще и нашего в частности является позиция руководства, которому в условиях гарантированного финансирования невыгодно предлагать в план новые, а потому напряженные и рискованные программы. Как выход из создавшегося положения я предлагала преобразовать институт в нечто вроде ассоциации независимых лабораторий, работающих на кооперативной основе. Это позволило бы истинным лидерам, способным взяться за решение наиболее актуальных проблем, получив соответствующий юридический статус, бороться за заказы на конкурсной основе, формировать коллектив исследователей с такой численностью и зарплатой, которые соответствовали бы сложностям задач. В условиях настоящей конкуренции такая структура, нацеленная на конечный результат, обеспечила бы заинтересованность каждого и в своем успехе, и в успехе партнера. Появился бы нормальный морально-психологический климат, которого так не хватает нашим сегодняшним научно-исследовательским институтам, где зачастую люди просто-напросто не хотят работать.


К сожалению, обсуждение статьи в институте показало, что основная масса научных сотрудников не готова принять идею: старая гарантирует вполне приемлемые заработок и общественный статус. Никто не рискнул отрицать факт скверного качества научной продукции ВНИИгидролиза, воплощенной на четырех десятках заводов. Тем не менее большинство сотрудников склонно выводить себя из-под критики и возлагать ответственность лишь на руководство НПО «Гидролизпром», в состав которого входит институт. Конечно, основания для претензий есть. Генеральный директор НПО В. Рябов создает условия наибольшего благоприятствования возглавляемому им направлению, так называемому проекту «Крона», расформировывая при этом лаборатории, занятые разработкой альтернативных, гораздо более современных идей, и исключая из плана конкурентоспособные работы. Административная власть над двумя институтами и их филиалами, а также двумя заводами, входящими в состав НПО, дает для этого все возможности гарантирует монопольное владение целой областью науки и технологии. В этом была основная мысль второй моей публикации «Что прикрыто «Кроной» (9.10.88).


Как видим, хозрасчет в условиях монополии превращается в еще более жесткую монополию.


Все мы ждали, какую позицию во всех этих вопросах займет Минмедбиопром. Фактическим ответом явилось утверждение планов работ ВНИИгидролиза на 1989 год.


Поскольку игнорировать неутешительные итоги введения хозрасчета невозможно, с нынешнего года введено проблемное планирование. Сам принцип, безусловно, прогрессивен. Во всем мире его понимают как выделение средств на решение важной задачи, которая поручается исполнителям на конкурсной основе с помощью экспертного совета. Его члены независимы, ни прямым, ни косвенным способом не могут получить ни копейки из тех денег, которые делят. Но, увы, проблемное планирование «по-минмедбиопромовски» выглядит иначе. В роли экспертного совета выступает научно-технический совет отрасли, в состав которого входят исполнители научных программ в лице... руководителей отраслевых институтов. Удивительно ли, что приоритетные задачи чудесным образом совпадают с традиционными направлениями возглавляемых ими НИИ. Более того, оказываются направленными на совершенствование давным-давно устаревших технологий. Почему? Так проще, «успех» гарантирован. Правда, на многие годы вперед закладывается отставание. Хотя, казалось бы, средства централизованного министерского фонда предназначены на создание технологий, которых сегодня еще нет, и направления их поиска должны определяться тенденциями в мировой науке, а отнюдь не личными интересами исполнителей. Но это, по-видимому, никого не беспокоит, в том числе и руководителей отрасли.


Положение закрепляется еще и изданием министерского приказа о распределении головных функций между подведомственными институтами, в соответствии с чем по каждой проблеме исполнители не по конкурсу определяются, а назначаются. По ти происходит подмена понятий, «проблема» превращается в «организацию», и головной институт, в обязанность которому вменяется представить, как истратить выделенные средства, фактически становится монополистом в этой области научных исследований. Именно таким способом проект «Крона» оказался в качестве наиболее перспективного направления. И хотя всем — от общественности, добившейся удаления опытных установок с Киришского биохимзавода, до заместителя министра В. Амбросова—ясно, что «Крона» представляет собой вариант технологии полувековой давности, эта программа будет финансироваться и в 1989 году. Правда, соблюдены правила сегодняшней игры: министерство требует от авторов «Кроны» альтернативной разработки. Можно быть уверенными: «альтернатива» будет, но по всем параметрам уступит проекту, в развитии которого лично заинтересован руководитель НПО «Гидролизпром».


Нельзя сказать, что качество разработок совсем уж никем не контролируется. Во ВНИИгидролизе недавно работала представительная комиссия Государственного комитета СССР по науке и технике, которая преследовала цель выявить соответствие тематики института современному уровню, руководствуясь новой, утвержденной в 1988 году методикой проверки. По поводу одного из традиционных направлений нашего отдела — создания новых продуцентов кормового белка — у меня была беседа с председателем комиссии профессором М. Манаковым. Суть исследования легко понять даже неподготовленному читателю. Что будет, если посеять вместе лебеду и высококлассный сорт культурного растения? Правильно, вырастит лебеда, потому что сорняки более жизнеспособны. Точно так же полученный генетиками продуцент белка не растет в нестерильных условиях гидролизного производства потому, что вытесняется дикой флорой. И слава богу. Если бы такая культура была вдруг создана, она могла бы оказаться хуже вируса СПИД, так как начала бы неконтролируемо распространяться в природе. Этот очевидный с точки зрения простого здравого смысла вывод подтвержден исследованиями, уже десятки лет проводимыми во ВНИИгидролизе. Я взяла на себя смелость утверждать, что продолжение этих работ давно уже нецелесообразно, и рискнула предложить три программы, которые можно выполнить силами сотрудников, занятых этой, на мой взгляд, бесполезной деятельностью. Профессор М. Манаков со мной не согласился, приведя в качестве аргумента популярный лозунг: «Стране нужен белок». Но стране, извините, много чего нужно и в первую очередь перестать транжирить народные средства...


Пока монополия института закреплена сверху, нет шансов двигать науку вперед. ВНИИгидролизу выгодно в зародыше подавлять любые перспективные идеи, чтобы они, развиваясь, не стали вдруг конкурентоспособными. Это отнюдь не умозрительные рассуждения. В прошедшем году в ходе формирования планов реконструкции Мантуровского биохимического завода, где наиболее болезненно проявились все беды гидролизной промышленности, сложилась беспрецедентная ситуация. Министерству было представлено два проекта. Предложения головного в отрасли НПО «Гидролизпром» выдержаны в традиционном стиле и содержат планы усовершенствования технологии получения дрожжей и фурфурола. А вот альтернативный вариант предусматривал создание на мантуровском заводе целого ряда высокорентабельных производств нетрадиционной и дефицитной продукции. Разработку принципиально новых технологий предлагалось поручить инженерно-техническому кооперативу. Реализация проекта сулила превращение завода в рентабельное предприятие уже в нынешнем году. Выполнение столь напряженной программы обеспечивалось участием в работе первоклассных специалистов из различных ленинградских и московских институтов. Именно им предстояло в короткий срок довести до внедрения экспериментальные заделы, часть из которых выполнены во ВНИИгидролизе еще в дохозрасчетные времена, но исключены из планов как... неперспективные.


Но дальше все пошло по накатанному сюжету. Само намерение разрушить монополию администрации на выбор направления исследования вызвало бурное негодование. Процедура состоявшегося «конкурса» заслуживает упоминания. Программа кооператива была передана на экспертизу во ВНИИгидролиз. Нетрудно догадаться, что заключение оказалось отрицательным. В результате заказ на сумму более миллиона рублей получило опять-таки головное НПО. Запланированная им работа уже не один раз оплачена, ее скверное качество доказано годами работы и невозможностью вывести мантуровский завод на проектную мощность. Устранять явный брак исполнитель должен за собственный счет. Но это не принято. И получается, что институту выгодно плохо выполнять работу. В условиях монополии это гарантирует её повторное включение в план.


Дело неотвратимо движется к закономерному финалу — закрытию мантуровского завода, но аппарат Минмедбиопрома чувствует себя спокойно. В любом случае ответственность ляжет не на тех, кто принял решение, а на исполнителей. Но не волнуются и исполнители, позаботившиеся о том, чтобы программа была составлена лукаво: оплата будет произведена за выдачу регламента, представляющего собой стопку бумаги. А то, что при внедрении проектные показатели не будут достигнуты,— уже проблема заказчика.


Бедные заказчики! В их беззащитности я еще раз убедилась, побывав недавно в командировке в Братске. В 1936 году по проекту НПО «Гидролизпром» здесь построен еще один гидролизный завод-гигант, вошедший в состав супергиганта — Братского лесопромышленного комплекса. Уже ясно, что на проектную мощность выйти не удастся. Нашу фирму клянут все — от рабочего до генерального директора. Но никто не берет на себя ответственность признать ошибку. В игру втянуто Министерство лесной промышленности: оно выделяет авторам проекта дополнительно более полутора миллионов рублей на оказание научно-технической помощи. Крепкий характер братской администрации дал возможность внести в программу проверку всех технологических стадий в произведетвенных условиях. Как мне объяснил один из работников завода они надеются, что заверенная печатью ВНИИгидролиза невозможность достижения проектных показателей может положить конец безнадежным усилиям сибиряков. За такую расписку в собственной несостоятельности ВНИИгидролиз получит в 1989 году 300 тысяч рублей! Не пора ли такого рода оплатами интересоваться прокуратуре?..


Слова «независимая экспертиза» сегодня произносятся все чаще. Именно она послужила отправной точкой для принятия в стране решений об остановке целого ряда разорительных проектов. Может, и на Минмедбиопром, на его головные НПО и НИИ таким образом можно найти управу?.. А пока министерство бесконтрольно распоряжается государственными

средствами, монополия нерушима, а значит, никакой перестройки в науке не получается. Мне, например, несмотря на произведенный шум, вмешательство прессы, обращение в государственные, партийные и профсоюзные органы не удалось добиться даже элементарного — грамотной, профессиональной оценки моих собственных предложений. Не говорю уже о том, что в общей научно-технической политике отрасли вообще никаких сдвигов нет.


В нынешнем году руководство института сформулировало передо мной задание с научной точки зрения несостоятельное. Протестовала, но бесполезно. Как утверждает секретарь партбюро М. Ежова, делать надо то, за что платят деньги. Увы, я так не могу и не хочу. Что же делать? Вероятно, придется подать заявление об уходе. Но я не намерена сдаваться. Сегодня свой профессиональный и гражданский долг вижу в том, чтобы попытаться создать общественную независимую экспертизу, привлечь к этому широкий круг специалистов.


Татьяна БОГАЧЕВА,

кандидат химических наук.

Ленинград.






Богачева, Т., Увольняюсь, но не сдаюсь. //[Текст] .- газета Советская Россия.– 1989.–12 апреля №84 (9935).- с. 5.







При использовании любого материала с данного веб-сайта ссылка на http://www.kirishi-eco.ru обязательна.


Комментарии

comments powered by Disqus