Периодическое издание:Медицинская газета

Страна: СССР

Тематика: Общественно-политическое издание


Регистрационная информация: Орган министерства здравоохранения СССР,

министерства медицинской промышленности СССР и

Центрального комитета профессионального союза медицинских работников

Главный редактор: К.В. Щеглов

Периодичность:среда, пятница, воскресенье

Тираж: 1 470 300 экз.

Количество полос:4
Формат:А3




Яблоков, А., Страсти вокруг БВК. По второму кругу? //[Текст] .- газета Медицинская газета.– 1990.–28 января №12 (5029).- С. 1-2.


Перестройка: -выбор решения



Страсти вокруг БВК. По второму кругу?



Этот снимок сделан на заседании Комитета Верховного Совета СССР по охране здоровья народа, где рассматривался вопрос о ходе перепрофилирования предприятий БВК Минмедпрома СССР на выпуск лекарственных средств. Об этом наша газета сообщала в № 148 от 10 декабря 1989 г. в материале "Не прожить на дарах и импорте".

На заседании народные депутаты СССР заслушали министра медицинской промышленности В. А. Быкова (на снимке]. На Комитете развернулась бурная дискуссия о судьбе предприятий БВК.

Не все участники заседания согласились с пунктом 6 постановления. Верховного Совета СССР от 27 ноября 1989 г. "О неотложных мерах экологического оздоровления страны", о разработке в 1990 году соответствующих государственных программ, предусмотрев в них, в частности, прекращение с 1991 года производства БВК из парафинов нефти.

Не согласны с позицией. Верховного Совета СССР и авторы письма "Поспешное решение", опубликованного в № 151 "МГ" от 17 декабря 1989 г. Затем в редакцию поступило обращение участнике" Всесоюзного симпозиума "Белковые продукты микробиологического синтеза;" анализ качества, медико-биологическая оценка и эффективность применения в сельском хозяйстве" в президиум II Съезда народных депутатов СССР, в Верховный Совет СССР. В нем, в частности, говорится:" Участники симпозиума считают, что прннятие Верховым Советом СССР указанного постановленния в части пункта 6 необосновано..."

Это одна точка зрения. Но есть и другая. Сегодня мы публикуем размышления заместителя председателя Комитета Верховного Совета СССР по вопросам экологии и рациональном использовании природных ресурсов члена-корреспондента АН СССР А.В.ЯБЛОКОВА, высказывающего свое мнение по проблеме производства и применения БВК.



Ясно одно: вновь кипят страсти вокруг БВК, о чем свидетельствует и редакционная почта.



Многим памятны вспыхнувшие на первой сессии Верховного Совета СССР споры относительно производства БВК (белко-витаминного концентрата) на основе парафинов нефти, используемого в качестве кормовых добавок в животноводстве. Казалось, что выступление Н. И. Рыжкова на первой сессии Верховного Совета СССР "О неотложных мерах экологического оздоровления страны" от 27 ноября 1989 года вопрос снят с обсуждения. Однако вместо того, чтобы выполнять
принятые решения, сторонниками производства БВК начата новая широкая кампания за отмену этих решений. Вопрос о БВК имеет не только производственное, но и важное экологическое значение, поскольку касается здоровья и благополучия сотен тысяч граждан.

Чтобы ответить на вопрос, производить пи БВК. нужно получить убедительные доказательства того, что продукты питания, полученные с помощью БВК, безвредны для человека; о том, что само по себе производство БВК достаточно безопасно с экологической точки зрения; наконец, о том, что БВК необходим для нашего сельского хозяйства. Отрицательный ответ хоть на один из этих вопросов исключает возможность производства БВК. С моей точки зрения, на все три вопроса ответить можно только отрицательно.

Проведенные в СССР, начиная с 60-х годов, опыты по влиянию БВK. Нa животных давали разные результаты. В некоторых случаях у подопытных снижалась плодовитость, увеличивалась смертность молодняка, нарушался обмен веществ, в организме накапливались остаточные углеводороды в опасном количестве. Иногда эффект проявлялся лишь в следующем поколении.

Имеются факты отрицательного влияния продуктов, полученных с помощью БВК на здоровье человека. В 1972 г. опубликована работа А. А. Покровского и др. о влиянии таких продуктов на добровольцев. Можно, конечно, говорить, и что число добровольцев было небольшим, и что строгим методическим требованиям полученные данные не отвечают, но, поскольку других данных нет, думаем, и об этих знать небезынтересно. У здоровых людей использование на протяжении полугода по 200 г в день мясных продуктов, полученных от животных, содержавшихся на рационе с БВК, не вызывало побочных явлений. Однако у лиц с ожирением, гипертонией и в возрасте старше 55 лет обнаружилось повышение содержания холестерина и общих липидов. У 7 из 88 добровольцев выявлялась непереносимость употребленных мясных продуктов — отрыжка, рвота. У 10 из 30 длительно питающихся такими, продуктами добровольцев отмечены кратковременные диспептические расстройства.

Влияние БВК на организм сельскохозяйственных животных и человека исследовано мало. В частности, нельзя считать достаточно изученными канцерогенные и мутагенные свойства БВК. Даже в заключении специалистов, поддерживающих его производство, отмечается недостаточная изученность влияния БВК на иммунные системы организма. К этому можно добавить, что в ряде западных стран законодательно запрещено использование в пищу продуктов, полученных с применением БВК. Есть и директива ЕЭС от 1985 года, которой запрещается применение в качестве кормовых добавок протеиновых продуктов из н-парафинов. В Италии, например, разрешено использовать БВК лишь для приготовления корма певчим птицам и кошкам, собакам — животным, не использующимся в пищу человеком.

Итак, убедительных данных о безопасности БВК для человека нет, напротив, есть основания считать его небезвредным для людей. К этому остается добавить, что применение в пищу продуктов, полученных. с помощью БВК, может лишь увеличить общий уровень антропогенной химической нагрузки на организм человека, которая, как всем нам ясно, сегодня и так безмерно велика, Идут споры и по экологической чистоте самого производства БВК. Сторонники продолжения его производства утверждают, что современные технологии, использованные в Киришах и Ангарске, обеспечивают зкологическую чистоту производства. Может быть в этом они npaвы, но это не вся правда. Существует такое явление, как сенсибилизация, Так вот, оказалось, что даже тех ничтожных выбросов, которые неизбежно происходят при производстве БВК в Киришах и Ангарске, может быть вполне достаточно для острой аллергической реакции у лиц, ранее сенеибилизированных грязным производством БВК. А тот факт, что оно было ранее в Киришах и Ангарске экологически грязным, никто час не отрицает, как и тот факт, что оно продолжает оставаться экологически грязным и на других; заводах по производству БВК в СССР.

Не дают оснований для спокойствия и данные локальной заболеваемости. Даже по имеющимся неполным данным, заболеваемость детей бронхиальной астмой в Киришах, Волгограде, Новополоцке заметно возросла после пуска заводов БВК и на протяжении многих лет остается сравнительно высокой. У лиц, занятых на заводах БВК обнаруживаются кандидозы внутренних органов, слизистой оболочки рта, половых органов. К этому необходимо добавить экологическую опасность существующих технологий хранения, транспортировки и особенно применения БВК,
не исключающих массовые и регулярные нарушения регламетов. Вывод: даже если мы найдем сотни миллионов инвалютных рублей для технологического совершенствования экологически грязного производства БВК в СССР, проблема аллергизации населения не будет снята с повестки дня из-за уже происшедшей массовой сенсибилизации населения.

Сторонники производства БВК утверждают, что без него мы потеряем миллионы тонн мяса и миллиарды штук яиц. Похоже, что мы опять ищем какую-то палочку-выручалочку, которая одним махом решит наши продовольственные проблемы. Специальный анализ белковой проблемы в мире показывает, что проблемы кормового белка решаются гораздо более надежным с хозяиственной
точки зрения (и выгодным с экономической) способом — развитием производства растительных белков из рапса, гороха, сои, которые произрастают и у нас на Кубани, Украине, в Молдавии, на Дальнем Востоке и в других регионах. Об этом же говорит и практика: на заседании нашего комитета народный депутат СССР Е. С. Рычин, генеральный директор огромного сельскохоэяйственного объединения, сказал, что они отказались от использования БВК. Напомню, что некоторые научные работы, где анализировалось влияние свидетельствуют о снижении плодовитости животных после его применения.

То, что производственники хотят «гнать» продукцию, которая, как им кажется, идет на пользу сельскому хозяйству и у них хорошо получается, я еще могу понять. Но неужели не задавались вопросом о том, почему это ни в США, ни в других странах с мощным товарным сельским хозяйством производство БВК не рассматривается как сколько-нибудь значительное средство решения проблемы кормового белка? И вот что еще крайне важно отметить. Ажиотаж вокруг БВК отвлекает наш агропромышленный комплекс от стратегического направления развития сельского хозяйства — рационального и эффективного использования имеющихся естественных и не чуждых человеку биологических ресурсов.

Вот и получается, что ответ на все три поставлениых в начале статьи вопроса оказывается отрицательным. И те горы материалов.


(Окончание на 2-й стр.)





(Окончание. Начало на 1-й стр.)


которые мне пришлось просмотреть за последние полгода по поводу БВК, лишь укрепляют этот вывод.

Но как же тогда быть с петициями в защиту производства БВК? С отзывами многих специалистов? Не будем этому удивляться, если посмотрим, кто же выступает за производство. БВК. Это, во-первых, люди, непосредственно связанные с его производством, их позиция понятна по-человечески: нелегко признать, что много лет делал дело, которое оказывается сомнительным, в то и опасным для своего же народа. Во-вторых, это руководители, так или иначе связанные с ассигнованиями, идущими от микробиологической промышленности. В-третьих, это те традиционно мыслящие руководители сельского хозяйства, которые считают важным урвать от государства побольше денег на развитие сельского хозяйства, даме если эти деньги идут на не оправдывающее себя экономически водохозяйственное строительство или на принимающую опасные для человека формы химизацию сельского хозяйства.

В заключение несколько слов о неоднократно упоминаемой в последнее время Комиссии Совета Министров СССР по БВК. У меня сложилось определенное впечатление, что, когда создавали Комиссию, заранее исходили из того, что надо продолжать производство БВК. Я говорю так потому, что в ее составе не оказалось специалистов—экономистов и аграрников, способных дать анализ всей нашей стратегии ликвидации производства белка на парафинах нефти, зато было достаточно микробиологов, которые выступили яростными защитниками такого производства. Не мог понять я и уклончивую позицию медиков (казалось, именно они должны были привлечь внимание к опасностям этого производства для человека), пока не встретил где-то упоминания, что в конце 70-х годов Главмикробиопром выделил Институту питания АМН СССР 800 тысяч рублей на строительство лабораторного корпуса.

В общем, в Комиссии оказалось большинство сторонников производства БВК. Проект ее решения был заранее подготовлен и претерпел лишь косметическую правку в ходе обсуждения.

С октября 1989 года я направил Н. И. Рыжкову письмо, в котором обратил его внимание на необъективный состав Комиссии и на то, что она ушла от ответа на ряд принципиальных вопросов, не попытавшись даже получить объективные и достаточно полные данные по зарубежной практике, проанализировать достаточно полную медицинскую статистику по территориям, связанным с производством БВК, по стратегии ликвидации дефицита кормовых белков в нашем сельском хозяйстве, по экологическому риску, связанному с применением БВК в хозяйствах, практику использования БВК в нашем сельском хозяйстве и дефицит исходного сырья для производства БВК (часть которого мы, кстати, импортируем!).

2 октября народный депутат СССР академик АН ЛатССР Р. А. Кукайн и я направили заместителю председателя ГКНТ СССР члену-корреспонденту АН СССР К.М. Дюмаеву замечания к проекту доклада Комиссии, рассчитывая, что эти замечания смогут как-то изменить предложенное заключение. На этом мое участие в работе Комиссии кончилось — лишь в январе я случайно увидел, что на наши замечания кто-то написал ответ. С ним мы не были ознакомлены, но теперь вижу, что этот ответ не может изменить нашу позицию.

История с БВК не имеет еще своего завершения. Конечно, нужно перепрофилировать заводы, тем более что, как утверждают многие специалисты, это сделать можно, и достаточно быстро. В стране не хватает лекарств, и перепрофилирование заводов БВК могло бы быть использовано и в этом направлении. Несомненно, на этих мощностях можно производить и много другой полезной и экологически безопасной продукции. Именно на этом пути стоило бы концентрировать свои силы всем специалистам, вместо того чтобы доказывать недоказуемое, защищая честь мундира и ошибочность ранее принятых решений.



А. ЯБЛОКОВ,
заместитель председателя
Комитета Верховного Совета СССР по вопросам экологии и рационального
пользования природных ресурсов, член-корреспондент АН СССР.




КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР:

стало известно, что заместитель министра медицинской и микробиологической промышленности СССР М.М. Соболев, кукикующий предприятия БВК, подал заявление на имя Н.Н Рыжкова. В этом документе, предоставленном редакции сотрудниками министерства для публикации с согласия его автора, сообщается:

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР т. РЫЖКОВУ Н. Н.



Глубокоуважаемый Николай Иванович! 27 Ноября 1989 г. Верховный Совет СССР принял постановление "О неотложных мерах экологического оздоровления страны», в пункте 6 которого Совету Министров СССР поручается «Разработать в 1990 году соответствующие государственные программы, предусмотрев в них, в частности, прекращение с 1991 года производства ВВК из парафинов нефти».

Это решение принято вопреки мнению практически всех ученых и специалистов страны, профессионально знающих эту проблему или в течение двух последних лет детально с ней разбиравшихся. Последняя по счету и наиболее авторитетная по составу комиссия, сформированная по указанию Председателя Верховного Совета СССР тов. Горбачева М.С., в своем докладе, в частности, отмечает: «Паприн (дрожжи, выращенные на н-парафинах нефти) является высокоэффективной белковой и витаминной добавкой к кормам. Животноводческая продукция, полученная с использованием паприна, безопасна для человека.

Перепрофилирование в настоящее время существующих заводов по производству паприна нецелесообразно, «...были разработаны технические решения, реализованные на Киришском и Ангарском заводах, показавшие возможность производства паприна без загрязнения окружающей среды». Непонятным, противоречащим всякой логике является то, что в постановлении Верховного Совета СССР говорится о 103 городах, в которых предельно допустимые концентрации вредных веществ в воздухе превышаются и 10 и более раз, и, казалось бы, именно там надо что-то закрывать, и в то же время единственное конкретное решение о закрытии касается заводов БВК, которые практически все не дают превышений ПДК, а такие, как Киришский и Ангарский, обеспечивают отсутствие специфического белка в атмосфере городов.

Я глубоко убежден, что прекращение производства БВК — это огромная ошибка, негативные последствия которой проявятся во многих сферах экономической и общественной жизни как внутри, так и вне нашей страны. Животноводство не получит 1.300.000 тонн высококачественного белка, что равносильно ежегодному, начиная с 1991 г.. недополучению такого же количества мяса. С учетом ежегодного импорта белковых продуктов это неизбежно отрицательно скажется на нх ценах. Будут сорваны долгосрочные международные соглашения, в частности с ГДР, ЧССР и Кубой по которым этим странам поставляется более 100 тыс. тонн БВК в год.

Из-за высокой специфичности технологии перепрофилирование существующих основных производственных фондов, а это оноло 1.300 млн. рублей, практически невозможно и фактически приведет н разрушению и ликвидации восьми современных заводов, а также к необходимости решать социальные проблемы для 14 тыс. рабочих, инженеров и служащих.

Все предприятия по производству БВК высокорентабельны, поэтому только госбюджет недополучит около 300 млн. рублей, а общие народнохозяйственные потерн превысят 2 млрд. рублей.

Самим тяжелым образом остановка заводов БВК отразится, как реально показала практика последних двух лет, на развитии биотехнологии в целом. Общепризнанное как наиболее перспективное и приоритетное в мире направление научно-технической революции — в нашей стране оно становится изгоем. Постановлением СМ СССР от 10 ноября 1989 г. я назначен на должность заместителя министра — начальника Отдела развития биотехнологии. Именно мне
подчинены заводы БВК, которые в порядке выполнения постановленип Верховного Совета СССР необходимо практически закрыть до 1 января 1991 г., иначе не обеспечить «прекращение с 1991 года производства БВК». Если для ученых, выступивших против закрытия заводов, это будет ошибка, совершаемая кем-то другим, то для меня, хорошо знающего истинную ситуацию, это будет сознательная, под моим руководством выполняемая, разрушительная работа, которую иначе, как вандализмом, не назовешь.

В связи с изложенным считаю для себя недопустимым участие в практических акциях по ликвидации заводов БВК.

Прошу Вас рассмотреть возможность направить меня на работу, не связанную с необходимостью осуществлять действии по прекращению производства БВК с 1991 г. Если такой возможности у Совета Министров нет, прошу освободить меня от занимаемой должности по собственному желанию.



Заместитель министра медицинской
промышленности СССР М.М. СОБОЛЕВ


Яблоков, А., Страсти вокруг БВК. По второму кругу? //[Текст] .- газета Медицинская газета.– 1990.–28 января №12 (5029).- С. 1-2.







При использовании любого материала с данного веб-сайта ссылка на http://www.kirishi-eco.ru обязательна.


Комментарии

comments powered by Disqus